Денвер - Выступление президента Барака Обамы относительно текущих народных восстаний на Ближнем Востоке после недавнего визита премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Вашингтон было направлено на продвижение обновленного израильско-палестинского мирного процесса. События развиваются не так, как было запланировано.

Вместо этого Нетаньяху воспользовался выступлением Обамы, чтобы подчеркнуть свою четко выраженную позицию против сосуществования двух государств, основанного на возвращении к границам 1967 года. Он предпочел не рассматривать ни вопрос об использовании этих границ в качестве отправной точки для переговоров, ни идею Обамы по обмену земель (очень распространенный элемент международных мирных переговоров) в качестве средства перехода от начальной точки к окончанию игры.

Ответ Нетаньяху на инициативу Обамы просигнализировал то, что было очевидно в течение некоторого времени: сложный региональный процесс, известный как арабская весна, а также преддверие в США года президентских выборов представляют собой трудные обстоятельства для возобновления мирного процесса. В соответствии с заявлениями Нетаньяху у израильтян есть серьезные опасения: если, в конце концов, базовым уравнением станет «земля в обмен на мир», кем же будут их собеседники, после того как пыль осядет в арабском мире?

Этот проблемный момент является подходящим случаем, чтобы задать некоторые фундаментальные вопросы о самом мирном процессе, длительность которого начинает превышать продолжительность жизни некоторых людей, занятых в нем.

Элементы окончательного урегулирования были известны в течение многих лет: создание жизнеспособного палестинского государства – цель, одобренная двумя последними президентами США ‑ вместе с безопасными границами Израиля, некоторые соглашения по Иерусалиму и экономический пакет. Если упаковать эти компоненты и продать, как салонную игру, то игроки в нее не нашли бы создание мира на Ближнем Востоке особенно сложным. Тем не менее, на протяжении десятилетий ни одна из сторон, ни многие мирные посредники не смогли ее выиграть.

Теперь, когда к бурной ситуации в регионе добавляется бурный избирательный сезон в Америке (в котором с политической арены не снимается ни одной проблемы), задача составления этой мозаики станет еще труднее.

Слишком рано давать оценку историческому влиянию арабской весны, но если сегодня и можно сделать какой-либо вывод, то он заключается в том, что Израиль и его палестинские соседи имеют с ней мало общего. Американцев (и других), которые считают, что арабский мир только и думает о палестинском деле, события этой весны в Северной Африке, на Аравийском полуострове и даже в Леванте должны были убедить в обратном.

В ближайшие месяцы можно ожидать, что страны региона по-прежнему будут сосредоточены на вопросах управления и наращивания потенциала, правах человека и на том, как создать экономику и что отвечать на требования лучшей жизни своих беспокойных граждан. Новые арабские лидеры будут отчаянно бороться с растущими ожиданиями общественности, и их готовность заняться мирным процессом перед лицом этой борьбы уйдет на задний план.

Таким образом, можно утверждать, что во время этого деликатного переходного периода, а также при полном отсутствии каких-либо признаков прогресса, мирный процесс может даже выиграть ‑ по крайней мере, на время ‑ от тупика, если не нарочитого пренебрежения. Когда ничего не движется в правильном направлении, наиболее подходящим шагом может стать нажатие кнопки паузы.

Здесь каждый должен проявить крайнюю осторожность. Было много споров о том, как региональное развитие событий может в конечном итоге повлиять на мирный процесс. Например, лидеры Египта должны будут иметь дело с более демократичными внутренними структурами (такими как парламентские комитеты). Но отсутствие мирного процесса также в конечном итоге может повлиять на внутренние события в странах Ближнего Востока, осуществляющих реформы. Мы не должны игнорировать то, как отсутствие мирного процесса может подорвать хрупкие (и отнюдь не универсальные) достижения в остальном арабском мире.

Если мирный процесс не существует, то получающийся вакуум может подтолкнуть некоторых в арабском мире решить проблемы роста экономических ожиданий ‑ и, увы, незначительные политические ожидания – посредством старомодной демагогии против Израиля. Одним из самых обнадеживающих и освежающих аспектов арабской весны было отступление арабского радикализма перед лицом реальных людей, обеспокоенных решением реальных проблем. Но отсутствие мирного процесса может способствовать его возвращению.

Таким образом, политики сталкиваются с трудными проблемами. Очень важно ответить на арабскую весну помощью, которая будет соизмерима с историческим потенциалом движения. Усилия администрации Обамы в Египте, а также предложения «Большой восьмерки» относительно того, что необходимо сделать для региона в целом, сигнализируют, что международные лидеры понимают, что это определяющий момент.

Но этого признания будет недостаточно. Мировые лидеры должны помочь избитому мирному процессу выбраться из канавы, очистить свою голову и продолжить борьбу.

Кристофер Р. Хилл – бывший помощник госсекретаря США по Восточной Азии, был послом США в Ираке, Южной Корее, Македонии и Польше, специальным посланником США в Косово, участвовал в переговорах по заключению Дейтонского мирного соглашения и был главным представителем США на переговорах с Северной Кореей в 2005-2009 гг. В настоящее время декан Школы по изучению международных отношений им. Йозефа Корбеля в Университете Денвера