Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

На выходе из зала, где проходила конференция, бывший глава МОССАДА Меир Даган встретил своего давнего знакомого, известного журналиста с многолетним стажем. Журналист спросил Дагана, зачем ему все это нужно? «Ведь теперь Биби и Барак сделают из тебя котлету, они тебе этого не простят, зачем тебе все это?» Даган улыбнулся и ответил одной фразой: «Чтобы потом не говорили, что я не предупреждал».

Таков главный аргумент Меира Дагана, и с этим сложно спорить. В последние дни критика действий политического руководства страны со стороны Дагана становится все более резкой. Бывший глава внешней разведки Израиля (пожалуй, нет в мире более секретной должности) устроил себе шумные гастроли сразу после ухода со своего поста. Он выступает с резкими критическими заявлениями, граничащими с обвинениями, в адрес людей, которым до недавнего времени подчинялся. Он не считается ни с кем и ни с чем, его рот не закрывается ни на минуту. Все это Даган оправдывает одной, несколько инфантильно сформулированной, фразой: «Чтобы потом не говорили, что я не предупреждал».

Что можно противопоставить подобному аргументу? Израиль – государство, которое борется за свое существование. У нас нет права на ошибку, нет пространства для маневра. Когда кто-то считает, что система принятия решений на высшем уровне неисправна, он должен сказать об этом вслух.

В эти безумные дни, когда даже средства массовой информации сдаются на милость победителям – Биби и Бараку, сдавая одну позицию за другой, громкий голос Меира Дагана важен, как никогда ранее. Он прямолинеен, он говорит о том, что действительно его беспокоит, не колеблясь, не задумываясь о последствиях. Когда он говорит, стоит внимательно прислушиваться к его словам. Этот человек в течение восьми лет находился на самом острие властной пирамиды, ответственной за принятия судьбоносных решений, занимал одну из самых сложных должностей в мире. Поэтому я повторю то, что говорил неоднократно: критика в адрес Дагана оправдана, но и критика, высказываемая Даганом, совершенно оправдана. Иногда случается, что правы все.

Во время одного из своих недавних выступлений Даган сравнил нынешнюю ситуацию с тем, что происходило в стране в канун Войны Cудного дня в 1973 году. Сравнение, от которого кровь стынет в жилах. Поэтому, подчеркнул Даган, нельзя молчать, поэтому я говорю, чтобы ни для кого не стало сюрпризом то, что может случиться. Слова Дагана звучат с особой силой, поскольку речь не идет о каком-нибудь левом миролюбце из МЕРЕЦ или слепом поклоннике Ципи Ливни.

Речь идет о политическом ястребе, об одном из самых воинственных людей правой ориентации в стране. Даган пожирал арабов на завтрак, на обед и на ужин. А также закусывал ими в промежутке между трапезами. Речь идет о человеке, который участвовал почти во всех израильских войнах, который предпочитал не брать пленных. Речь идет о человеке, который занимался подавлением террора на протяжении всей своей жизни. Когда такой человек говорит, что нужно было положительно ответить на саудовскую инициативу (тогда почему Шарон, твой босс и твой друг, не сделал это, господин Даган?), когда такой человек говорит, что Израиль в срочном порядке должен выдвинуть инициативу по вопросу об урегулировании конфликта, когда такой человек говорит, что нынешнее руководство страны не имеет никаких планов и ведет себя безответственно, нам стоит забыть о спокойном сне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.