Москва и Пекин блокируют все попытки ООН дать жесткий ответ на ситуацию в Сирии. Хотя международное сообщество и нельзя назвать безразличным, оно, по-видимому, просто не в состоянии повлиять на Дамаск. И кровопролитие продолжается.  

В условиях сирийского кризиса международное сообщество оказалось неспособно выступить единым фронтом и выглядит совершенно беспомощным. Потребовалась кровавая бойня в Хаме (300 погибших за одну неделю и тысячи беженцев) и несколько дней дипломатического торга, чтобы Совет безопасности ООН принял 3 августа «заявление» (за неимением возможности договориться о принятии резолюции), в котором осудил применение силы против мирного населения и призвал все стороны проявить сдержанность. То есть, ограничился самым минимумом.  

Традиционная подозрительность Москвы и Пекина по поводу любого шага, который хоть немного походит на вмешательство, сейчас тем более сильна, что Сирия обладает значительным весом в геополитическом раскладе на Ближнем Востоке. Более того, она является основным партнером Москвы в регионе, где та постепенно теряет былое влияние. 

У Дамаска есть поддержка и… возможности устроить Западу неприятности


Кроме того, экстенсивная интерпретация Западом резолюции 1973 по Ливии, которая по сути допускала применение силы исключительно для «защиты мирного населения», произвела пугающий эффект. Причем не только на Россию и Китай, но и Индию, Южную Африку и Бразилию, которые также продемонстрировали нежелание идти на уступки. 

В таких условиях, разумеется, не могло идти и речи о том, чтобы налагать экономические санкции или обращаться в Международный уголовный суд. Торговые ограничения могут принести плоды лишь в том случае, если с ними согласятся все. А главные экономические партнеры Сирии – это Россия и Иран… По всей видимости, Москва до сих пор не отказалась от надежды на преобразование режима изнутри. На следующий день после заседания в ООН она, несмотря на жестокость творящихся в стране репрессий, в очередной раз призвала сирийского лидера провести «реформы». «Если он не сможет это сделать, его ждет печальная участь», - добавил президент России Дмитрий Медведев.  

Перспектива военного вмешательства в настоящий момент полностью исключается. Сирийская оппозиция не стремится к такому сценарию. Нежелателен он и для Запада, позицию которого озвучил министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг (William Hague). Дело в том, что конфликт может очень быстро выйти за пределы границ Сирии. Как ключевая фигура регионального альянса Дамаск обладает несколькими источниками внешней поддержки. И возможностями для того, чтобы устроить соседям головную боль, которую Ливан и Израиль первыми ощутят на своей шкуре, если «Хезболла» (ее боевики пользуются покровительством Тегерана и Дамаска) снова откроет фронт против еврейского государства.

К тому же план о военном вмешательстве больше не получит одобрения арабских стран. В эти выходные Лига арабских государств нарушила свое долгое молчание и потребовала от режима «немедленно остановить кровопролитие», тогда как король Саудовской Аравии Абдалла призвал президента Сирии «образумиться». Тем не менее, ни одна из этих стран не стремится к падению сирийского режима. Шиитское правительство Ирана не хочет, чтобы в Сирии в итоге пришли к власти сунниты, а суннитские монархии Персидского залива, несмотря на недоверие к Башару Асаду, дрожат при мысли о том, что трон еще одного диктатора может рухнуть под давлением улицы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.