Вашингтон — Иран переносит свое самое чувствительное производство ядерного топлива в усиленно охраняемое подземное военное укрытие неподалеку от города Кум, где оборудование будет более защищено от возможного ракетного нападения, и, как надеются иранцы, от кибератаки, которая однажды уже навредила их ядерной программе, согласно источникам в секретных службах.

Руководитель иранского ведомства по атомной энергетике Ферейдун Абасси (Fereydoon Abbasi) в понедельник в общих чертах сообщил иранскому информагентству о перемещении.  Он похвастался, что его страна произведет топливо в гораздо большем количестве, чем необходимо для маленького исследовательского реактора в Тегеране, производящего медицинские изотопы.

Тот факт, что Иран объявляет о том, что производство будет превышать нужды, усилил многочисленные подозрения американских и европейских секретных служб о том, что Иран планирует использовать топливо для создания оружия или чтобы научить иранских ученых производить пригодное для бомб топливо.

Описывая новый завод в интервью иранскому новостному агентству, Абасси, чудом выживший во время покушения на его жизнь в прошлом году, заявил, что предложение Западу предоставить Ирану новое топливо для маленького исследовательского реактора в обмен на прекращение собственного производства больше не существует. «Мы больше не будем обсуждать обмен топливом и прекращение производства топлива», - заявил он агентству Islamic Republic News Agency в понедельник. «США не являются надежной страной, с которой мы можем вести переговоры по обмену топливом или по любому другому вопросу».

Официальный представитель Совета национальной безопасности США Томми  Витор (Tommy Vietor) заявил, что иранский план по «установке и запуску центрифуг в Куме», в укрытии, о существовании которого Обама и европейские лидеры объявили два года назад, «является нарушением их обязательств перед ООН и очередным актом провокации».

Витор отметил, что Иран заявил, что  международные инспекторы «будут иметь доступ к центрифугам в рамках их программы инспекций в Иране», поэтому вероятно, что возможно будет зафиксировать любое отклонение от  нецелевого использования топлива. До сегодняшнего дня Иран позволял проводить регулярные визиты инспекторов, но отказывался предоставлять информацию или разрешить интервью с работниками. Доклад о последних проверках в Иране должен быть опубликован в ближайшие дни.

Представители нынешней и прошлой администрации США в интервью предоставили новую информацию о происходящих в течение нескольких лет внутренних спорах о том, как решать проблему с ядерной программой Ирана. Обсуждения рассматривали риски обычного скрытого нападения на иранские предприятия по сравнению с кибератакой. Именно они заложили основу того, что в 2009 и 2010 годах стало самой успешной попыткой по замедлению ядерных амбиций Ирана -  компьютерного вируса Stuxnet, который отключил пятую часть работающих центрифуг в стране и временно приостановил запланированное расширение возможностей страны.

Представители правительства, причастные к переговорам об Иране, сообщили, что администрация Буша потребовала от ЦРУ летом 2008 года помощь в осуществлении секретной операции по подрыву или отключению ключевых элементов на иранских ядерных объектах.  Но когда агентство предоставило планы, они были быстро отвергнуты, по словам всех чиновников, из-за страха, что любое явное нападение на объекты может спровоцировать очередной конфликт на Ближнем Востоке как раз в тот момент, когда новый президент вступал в свои полномочия.

Врианты были разработаны отчасти для того, чтобы оценить, будет ли физическое нападение гораздо более эффективным, чем тонкая и спорная работа по саботажу иранских ядерных объектов, включая проведение кибератак. Та презентация и последующее обсуждение привело к детальному исследованию уязвимости Ирана при утонченных кибератаках.

«Существовало всевозможное количество вариантов,  начиная от крайне кинетических, а заканчивая их полной противоположностью», - заявил бывший чиновник, имевший отношение к плану, используя военный жаргон для описания использования физической силы против цели. Чиновники, описавшие переговоры, не обсуждали конкретные обсуждаемые операции, которые остаются засекреченными, но сообщили о том, что переходная команда Обамы была проинформирована о возможностях.

Газета The New York Times в январе сообщила о том, что вирус Stuxnet является разработкой американского и израильского правительств и является самым удачным примером компьютерного нападения с целью уничтожения существующей физической инфраструктуры другой страны. Но ни США, ни Израиль никогда публично не обсуждали, как вирус появился, и кто отвечает за его выпуск.

Пока не совсем ясно, был ли вирус написан или протестирован к тому моменту, когда администрация Буша рассматривала  компьютерные варианты в конце 2008 года. Вирус ударил по Ирану  примерно через год после того, как Обама занял офис. Эксперты не могут найти консенсус о том, насколько точно вирус замедлил развитие ядерной программы Ирана. Источники в секретных службах США считают, что задержка составляла год или два, но некоторые эксперты считают, что перерыв был короче.

Хронология раздумий администрации Буша стала очевидна в интервью с четырьмя бывшими и нынешними высокопоставленными чиновниками, которые имеюли отношение к дебатам о том, как остановить или хотя бы приостановить ядерный прогресс Ирана. Никто из них не хочет делать открытых заявлений по данному щекотливому вопросу, и все они отказались обсуждать секретные операции, которые были одобрены администрацией Буша или Обамы.

Информация о том, что ЦРУпопросили предоставить набор вариантов в конце президентского срока Буша является показателем того, насколько  сильно они были обеспокоены тем, что оставляли иранскую программу после себя почти нетронутой. Один из высокопоставленных чиновников заявил, что ЦРУ «показало возможные варианты развития события и возможные последствия каждого варианта». Среди тех, кто был на встрече, были Кондолиза Райс, госсекретарь США, и Стивен Хэдли (Stephen Hadley), советник по национальной безопасности.

Высокопоставленные чиновники администрации Буша заявили, что тогда достигли широкого консенсуса, включавшего президента, о том, что удар по ядерным объектам является слишком рискованным. В начале 2008 года США отказали Израилю в запросе предоставить оборудование, которое могло помочь проведению воздушного удара.

Вице-президент Дик Чейни был известным сторонником прямых действий против объектов при помощи секретной операции или помощи  Израилю с целью наращивания ресурсов страны для нанесения удара. Чейни не обсуждает вопрос в своих новых мемуарах, которые были опубликованы на этой неделе. Он упоминает лишь, что был сторонником американского военного удара против сирийского ядерного реактора в 2007 году, отчасти потому что это стало бы предупредительным знаком для Ирана.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.