Ядерная программа Ирана – головная боль для Соединенных Штатов, которая наносит им один удар за другим. В то время как вопрос нераспространения на Ближнем Востоке является закономерным опасением, Соединенные Штаты должны перестать растрачивать впустую драгоценный дипломатический рычаг давления и убедительности и посмотреть фактам в глаза – Иран находится на пороге обладания ядерным оружием. Вашингтон должен быть в контакте с иранским руководством сейчас и подталкивать его к полному сотрудничеству с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Отказываться вести диалог, наблюдать за прогрессом Ирана в области обогащения урана, и оплакивать провал идеи экономического давления – непрактично, это не решит проблему.

Во-первых и прежде всего обладание ядерными материалами еще не означает ядерное оружие. Государства, обладающие ядерными материалами и опытом в этой области, обладают всем необходимым, чтобы быстро создать такое оружие – но таких государств сейчас в мире сорок. Вполне возможно, если Иран будет полностью сотрудничать с МАГАТЭ, он сможет присоединиться к этому клубу, не нарушая Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Ядерная программа Ирана поддерживается всем политическим спектром страны и является неотъемлемой частью как консервативной, так и реформаторской риторики. Иран хочет быть сильным региональным игроком и иметь возможности в области сдерживания военного нападения при помощи обычных вооружений – возможности в ядерной области обеспечат ему это. Проблема в том, как неоднократно заявлял генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано (Yukiya Amano), что он не сотрудничает с инспекторами организации. К сожалению, тот кнут, которым вооружилась администрация Обамы, не помогает.

В то время как Китай и Япония по-прежнему готовы покупать иранскую нефть и расширяют бизнес-проекты в Латинской Америке, Иран не собирается быть задвинутым в угол американским экономическим давлением. В 2010 году Всемирный банк поставил экономику Ирана на восемнадцатое место в списке крупнейших по паритету покупательной способности, и она продолжает расти. В то время как Конгрессу не терпится ввести санкции в отношении Центрального банка Ирана, крупнейшие потребители иранской нефти должны будут подписаться на эту инициативу за счет своего собственного экономического благополучия, чтобы она возымела реальное воздействие.

Хотя санкции, которые ввела администрация Обамы, нанесли урон иранской экономике, они также создали и феномен «сплочения вокруг флага» (в данном случае вокруг ядерной программы). Духовный лидер Ирана Хаменеи рассматривает санкции как освобождение от иностранной зависимости и возможность для Ирана стать более эффективным. На самом деле Иран заявил, что он вскоре начнет использовать более современные и продвинутые центрифуги, которые могут обогащать в три раза больше урана, чем старые. Майский отчет МАГАТЭ по иранской ядерной программе ясно демонстрирует две вещи: производство низкообогащенного урана в Иране значительно увеличивается, а сотрудничество Ирана с инспекторами МАГАТЭ ощутимо уменьшается. Санкции не работают.

Удар Соединенных Штатов по Ирану обычным оружием отбросит программу обогащения урана в этой стране на несколько лет назад. Он также представляет собой наиболее верный и надежный путь убедить сторонников жесткой линии в Иране в правильности их курса на усиление вооруженности страны.

Председатель объединенного комитета начальников штабов Майк Мюллен (Mike Mullen) даже зашел настолько далеко, что сказал, что вооруженный удар не сработает. Некоторые в Вашингтоне намекают на то, что военная риторика – это тактика давления на Иран, чтобы вынудить его пойти на компромисс, но это явно не возымело желаемого эффекта.

Администрация Обамы должна признать ограниченную эффективность санкций и провести переоценку своего мечтательного и причудливого представления о том, что Иран приостановит процесс обогащения урана. Вашингтону надо предложить больше «пряников». Администрация Обамы должна вступить в контакт с президентом Ахмадинежадом и министром иностранных дел Салехи. Диалог по главному вопросу не означает общего одобрения всей деятельности страны – достаточно посмотреть на Китай. Когда самый последний раунд переговоров с Ираном провалился, администрация Обамы не продемонстрировала никакой гибкости, а лишь показала подход в стиле «либо да, либо нет». В совершенном мире у США было бы больше рычагов, но сейчас это не тот случай, и отношение к диалогу как к привилегии – это близорукая и контрпродуктивная политика. Салехи заявил в последнем интервью информационному агентству Islamic Republic News Agency (IRNA), что Иран готов к переговорам с Соединенными Штатами на равных, и без предварительных условий.

Русские недавно представили «план Лаврова», согласно которому должны будут быть заморожены некоторые санкции в обмен на увеличение степени иранского сотрудничества с инспекторами МАГАТЭ. Иранцы считают это предложение «жестом доброй воли». В то время как госсекретарь Клинтон заявила после своей июльской встречи с Лавровым, что «мы сотрудничаем в вопросе об иранской ядерной угрозе», Соединенные Штаты должны возглавить переговорный процесс, а не стоять в сторонке.

Соединенные Штаты должны дать знать Израилю, что они на его стороне. Антисемитская риторика Ахмадинежада лишь обострила существующую напряженность в отношениях между двумя странами. Но, несмотря на идеологическую враждебность, Иран и Израиль никогда не вступали в прямой конфликт. Израильская поддержка Ирана во время ирано-иракской войны показывает, что Израиль способен достичь компромисса тогда, когда это абсолютно необходимо. Серьезную озабоченность вызывает то, что ядерный Иран захочет дальше поддерживать движение «Хезболла», а также ХАМАС и другие террористические организации в регионе за счет Израиля. Но израильские собственные ядерные возможности и превосходство в области обычных вооружений, достигнутое при помощи Соединенных Штатов, смогут компенсировать любые крайности на этом фронте. Чтобы избежать бомбардировки Израилем иранских ядерных объектов, Соединенные Штаты должны пойти на некоторые дипломатические прогибы, но это должно быть приоритетом.

Вашингтону также потребуется подготовить соседние государства, чтобы они были менее уязвимы перед повысившим свои возможности Ираном. Способствовать созданию регионального «зонтика безопасности», чтобы гарантировать, что Иран не будет накачивать мускулы по отношению к более слабым странам Залива, также станет критически важной задачей. Администрация Обамы может сделать это путем предоставления бОльших объемов обычных вооружений и обучая местных военных.

Ядерный Иран можно сдержать. Хотя Иран и испытывает баллистические ракеты, а в Вашингтоне можно слышать, как шепчутся о том, что «сумасшедшие муллы» в Тегеране достаточно безумны для того, чтобы на самом деле использовать ядерное оружие, иранское руководство – не самоубийцы. Основные аргументы концентрируются на том, как Иран будет использовать в качестве рычага свои ядерные возможности, а не на кого он нападет.

Американская политика всегда заключалась в том, что Иран, обладающий ядерными материалами, неприемлем. Администрация Обамы не должна ни в коем случае одобрять продолжающуюся активность Ирана в области обогащения или попустительствовать ей, но в большей степени в наших интересах сотрудничать с ними.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.