Президент Медведев позаботился о том, чтобы прояснить значение двойного вето России и Китая на резолюцию, осуждающую режим Дамаска, которую особенно горячо отстаивали  Великобритания и Франция. Это вето не нужно интерпретировать как разрешение на проведение репрессий и подавление восстания. Президент Медведев утверждает, что у  сирийского руководства всего два выбора: начать реформы или оставить власть.

Смысл этого утверждения, конечно, двойственный, потому что, с одной стороны, оно дает понять, что доверие Асаду не безгранично и не безоговорочно, а с другой стороны, в нем  содержится ясное предупреждение  американской администрации не вмешиваться в выбор сирийского народа. В этом ключе запрет в ООН может прочитываться как проявление российско-китайского желания определять судьбы и устройство Сирии, а не просто как оказание поддержки Асаду.

Асад после угрозы устроить апокалипсис в Израиле, если американцы придут на помощь диссидентам, заручился также поддержкой великого муфтия Ахмада Бадреддина Хассуна, назначенного государством, который разделяет позицию Асада. Муфтий дошел до того, что угрожал западу целой волной камикадзе, если Европа и Соединенные Штаты решат проводить бомбардировки Сирии и Ливана.

Такое утверждение, безусловно, добавило еще один повод к размышлению, который нельзя недооценивать при сценарии возможного шантажа международного сообщества со стороны Сирии. Действительно, если апокалипсис Ассада, которым он угрожает Израилю, может оказаться пропагандистским блефом, а не реальным военным выбором, то ссылка на Ливан может оказаться гораздо более чревата бедой.


Еще по теме: Будущее Асада на распутье

 

Страна кедров, где условия правительству диктует «Хезболла», может стать полигоном для сирийского президента, чтобы прощупать реальные намерения международного сообщества, вызвав целую волну покушений против контингента Объединенных Наций в Ливане (UNIFIL).  Ни для кого не является тайной, что такая схема давления на международное сообщество является ключом для прочтения двух покушений в конце весны против итальянских и французских военных из  UNIFIL.

Действительно, в те дни шло голосование первых санкций против режима Дамаска, и совпадение по времени с этими мерами двойных и загадочных покушений не прошло незамеченным. Но в то же время сегодня нельзя безоговорочно рассчитывать на поддержку «Хезболла» сирийскому режиму по двум причинам: Партия Аллаха, занятая в кампании делигитимации суда, который расследует убийство Харири, неизбежно подставила бы плечо силам оппозиции, суннитам и христианам, которые в эти дни протестуют против  инерции правительства Микати, неспособного остановить разбой сирийских танков на ливанской территории.

Во-вторых, оказалось бы еще более затруднительным сохранять политическую и идеологическую позицию, занимаемую Ираном и «Хезболла» по отношению к арабской весне, ставшей общим явлением в арабских странах за исключением Сирии, и трудно оправдывать ее как в глазах избирателей, так и внутри исламского мира. Не случайно, что Иран старается намекнуть Асаду на необходимость проведения реформ и прекращения кровавых репрессий.

Сам генеральный секретарь Партии Аллаха Хассан Насралла в конце августа предложил Асаду начать реформы, чтобы успокоить ситуацию. Из всего этого можно заключить, что Иран и «Хезболла» хотят дистанцироваться от Сирии, чтобы не быть связанными с убийствами гражданского населения.

 

Подробности: Иран, Россия и «Хезболла»: Странное партнерство в Сирии

 

Сирийский сценарий может поставить Партию Аллаха перед выбором: поддержать своего исторического крестного отца, снабжающего оружием, с риском быть опрокинутой, или выбрать политику, более отвечающую интересам нации, направленную на провал расследования убийства премьер-министра Харири, и не расшатывать позицию действующего правительства Микати.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.