На нынешнем этапе Израилю удалось добиться победы: отчет МАГАТЭ о военной ядерной программе Ирана обнародован на фоне серьезной озабоченности мирового сообщества, которое было вызвано перспективой возможных ударов Израиля по иранским объектам. Тем не менее, за несколько недель стратегия создания напряженности сошла на нет из-за нескольких факторов.   

Если бы речь шла о стремлении ужесточить санкции против Ирана, было бы ошибочно сделать вывод, что решительный настой Израиля, который вписывается в логику «доктрины Бегина», является всего лишь уловкой. Отдав израильской авиации приказ уничтожить иракский ядерный реактор «Осирак» 7 июня 1981 года, бывший премьер-министр Израиля Менахем Бегин выдвинул важный стратегический принцип: Израиль сделает все, чтобы помешать странам региона заполучить ядерное оружия. Это предписание было с точностью выполнено 6 сентября 2007 года, когда израильские самолеты разбомбили сирийский ядерный объект «Дейр-Алзур».

Еще по теме: подковерная война приведет к конфликту?

В то время как стремление премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху применить эту доктрину против Ирана наталкивается на серьезное противодействие со стороны военного истеблишмента, необходимо вспомнить о двух важных моментах. Во-первых, премьер Бегин в свое время также не пользовался поддержкой начальников разведслужб. Во-вторых, «Осирак» был уничтожен, но эта победа оказалась пирровой, так как подтолкнула Саддама Хусейна к возобновлению собственной ядерной программы, которая и стала причиной первой войны в Персидском заливе.


Споры о необходимости дать ответ на угрозу ядерного вооружения Ирана будут иметь под собой больше оснований, если не оставят в стороне вопрос статуса Израиля как единственной в регионе ядерной державы. Дело в том, что иранская бомба является «матрешкой» израильского ядерного арсенала по меньшей мере по двум причинам. Стремление еврейского государства устранить любую ядерную конкуренцию служит главным мотивом для рассмотрения чреватой непредсказуемыми последствиями военной авантюры в Иране.

Еще по теме: надвигается ирано-израильская война


Тем не менее, отнюдь нельзя исключать, что Ирану в итоге удастся подойти к ядерному «порогу». Таким образом, поднимается вопрос о возможности сосуществования де факто получившего атомную бомбу Ирана с источником «ядерной двусмысленности», которым является Израиль. Тем временем лидеры при каждом удобном случае твердят свою излюбленную мантру о том, что «Израиль не станет первым государством, которое принесет ядерное оружие на Ближний Восток».

Лучший способ выполнить это обещание заключается в политике «ядерной двусмысленности», которая стала результатом подписанного в сентябре 1969 года американо-израильского соглашения. Пока Израиль не признает, что обладает ядерным оружием и не проводит его испытаний, США не делают ничего, чтобы поставить под угрозу непрозрачность его ядерной программы и закрывают на нее глаза. В результате следовавшие одно за другим американские правительства (и их европейские партнеры) всегда принимали заверения Бен-Гуриона, который видел в ядерном оружии еврейского государства своего рода «страховку» от нового Холокоста.

Подобный аргумент пытался использовать и Биньямин Нетаньяху, когда сравнил президента Махмуда Ахмадинежада с Гитлером. Кроме того, эта логика идет еще дальше: пока Израиль будет окружен угрожающими его безопасности соседями, Вашингтон никоим образом не собирается давить на него, чтобы заставить подписать договор о нераспространении ядерного оружия. Так, по данным американской Ассоциации по контролю за вооружениями, ядерный арсенал Израиля колеблется в промежутке от 75 до 200 ядерных боеголовок.

Еще по теме: Израиль шантажирует нас Ираном

К тому же этот арсенал может быть использован с помощью сразу нескольких видов средств доставки: истребителей-бомбардировщиков F-16 и F-15, баллистических ракет «Иерихон», установленных на подлодках класса Dolphin крылатых ракет. Насколько известно, израильская ядерная доктрина ограничивается сдерживанием, пусть даже, как напоминает американский эксперт Авнер Коэн (Avner Cohen), бывший министр обороны Израиля Моше Даян пытался устроить «ядерную демонстрацию» во время войны Судного дня в 1973 году.

Вся израильская ядерная программа сокрыта завесой тайны, неприкосновенность которой блюдут как политические круги, так и пресса во имя коллективной безопасности и борьбы за выживание, несмотря на нарушение принципа демократической прозрачности. Но в каких условиях может рассматриваться использование ядерного оружия? Какова командная цепочка, которая ведет к нажатию на «кнопку Апокалипсиса»? Где перерабатывают радиоактивные отходы реактора в Димоне? 

Какие приняты меры предосторожности на случай экологических рисков, учитывая, что объект в Негеве находится неподалеку от сейсмически активной зоны? Загадка… После пяти десятилетий политики «ядерной двусмысленности» ее итоги довольно контрастны: стоит ли записать на счет неявного сдерживания Израиля тот факт, что региональные державы, такие как Египет, Турция и Саудовская Аравия, не пустились в гонку ядерных вооружений?

Еще по теме: возможный удар Израиля по Ирану

В то же время пусть даже Ирак, Ливия и Сирия на время поддались ей, Иран все же решил двигаться к созданию атомной бомбы. Так не является ли это доказательством несостоятельности подобной политики? Израильтяне не признают сценарий ядерного паритета с Ираном, который существовал между США и СССР во время холодный войны и по сей день продолжает играть заметную роль в отношениях Индии, Пакистана и Сирии. Если Израиль откажется от военной операции, а международные санкции окажутся неэффективными, останется лишь принять перспективу появления Ирана у ядерного «порога». Таким образом, на Ближнем Востоке, между Ираном и Израилем установится двойная ядерная двусмысленность, которая резко накалит и без того опасную ситуацию в регионе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.