Пока простые египтяне гибнут, откровенное своекорыстие и высокомерие братства вызывают общественную критику и презрение.


В то время как подавление мирных протестов в Каире и нескольких других египетских городах продолжается непрерывно уже более недели, Мусульманское братство не желает вмешиваться в конфликт, ясно заявляя о том, что оно не присоединится к протестующим.

Приняв решение держаться в стороне от протестов, братство, вероятно, совершило самую серьезную ошибку за всю историю своего существования. Видеозапись, на которой полиция тащит тело мертвого демонстранта и бросает его рядом с кучей мусора, показанная на многих кабельных каналах и распространившаяся в интернете, не только шокировала и разъярила египтян, но и заставила их тысячами выйти на улицы в своем протесте против такого произвола.



У народа, который выходит на улицы, нет никаких политических целей, он не добивается никакой выгоды. Они просто хотят, чтобы их услышали. Оставаясь в стороне, братство открыто продемонстрировало, что оно ставит свои собственные интересы выше, чем кровь египетского народа, и такое решение разозлило многих жителей страны, включая членов самого братства.

Это не только подчеркивает то отчуждение, которое нарастало между братством и значительной частью населения страны в последние месяцы, но и обнаруживает различные проблемы, с которыми сталкивается братство с момента свержения Мубарака.

Первая проблема заключается в том, что, будучи большую часть истории своего существования подпольным движением, братство неожиданно оказалось открытым общественному взгляду. Хотя такая открытость позволила членам организации приобрести большую свободу в своих действиях, чем они когда-либо имели, она также сделала их объектом публичного наблюдения, критики, а временами и презрения.



В какой-то момент выдающийся деятель братства зашел настолько далеко, чтобы говорить об организации в категориях особой, высшей расы, побуждая молодых мусульманских братьев брать в жены только мусульманских сестер с целью сохранить чистоту генеалогической линии. Позже он отрекся от своих слов, заявив, что он сказал это в шутку. Однако высокомерие его высказывания нельзя было не заметить.

Во-вторых, по своей сущности братство представляет собой автократическую организацию. В ее основании лежит анахроничная, псевдо-военная иерархическая структура, где власть концентрируется в руках нескольких лидеров, которые стоят во главе организации. Предполагается, что рядовые члены должны присягать в верности и беспрекословно выполнять приказы верхушки.

Еще по теме: революционный Египет

Именно поэтому никого не должно удивлять, что расстояние между высшими эшелонами власти, которые в основном представляют люди за 60, и более молодыми рядовыми членами организации увеличилось намного значительнее, чем когда-либо прежде в ее истории.

С первых дней революции массовый выход молодых членов из рядов организации не прекращался, и, вероятнее всего, он не прекратится, до тех пор пока у власти остаются те же люди. На прошлой неделе многие молодые члены группы объявили о своем выходе из нее, и гораздо большее число ее членов демонстрируют признаки неудовольствия. Хотя в прошлом организации удавалось поддерживать внутри себя недемократические принципы, весьма сомнительно, что статус кво можно будет сохранить и в будущем.



В-третьих, за последние десять месяцев братство и другие исламистские фракции зачастую вставали на сторону правящей военной хунты, вместо того чтобы поддерживать законные требования народа.

Братству не удалось занять твердую позицию против жестокости, с которой подавили восстание коптов на площади Масперо 9 ноября. Оно практически не высказывало критику против таких нарушений, как проверки на девственность или военные суды над гражданским населением.

Оно выступило с критикой против Верховного совета вооруженных сил, только когда на кон были поставлены интересы самой организации. Тогда был вынесен на рассмотрение предконституционный документ, согласно которому организация могла лишиться возможности, в конечном итоге, самостоятельно составлять конституцию, если только они не наберут большинство голосов в парламентских выборах.

Читайте еще: площадь Тахрир заставила отступить египетскую хунту

Еще неделю назад исламисты в целом и братство в частности казались непобедимыми. Они вели себя так, будто они уже в двух шагах от решительной победы на выборах, назначенных на 28 ноября. Однако вспыхнувшие восстания поставили выборы под серьезные сомнения, несмотря на решимость правительства провести их в назначенный срок.

В то время как большое количество кандидатов в парламент и партий приостановили свои избирательные кампании в качестве протеста против жестокости властей, братство приняло решение продолжать проводить свою кампанию. Когда улицы вокруг площади Тахрир и других площадей выглядят как зона боевых действий, а люди получают ранения и гибнут, все, о чем может думать братство, это выборы, которые, как они опасаются, могут быть отложены или вовсе отменены.

Несомненно, совокупный эффект действий и взглядов братства будет иметь серьезные последствия как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Несмотря на то, что разговоры о неизбежной дезинтеграции Мусульманского братства в Египте пока кажутся достаточно фантастическими, становится очевидным, что, если оно продолжит игнорировать народные настроения, его репутация пострадает безвозвратно.

Если в структуре этой организации не произойдут значимые изменения и если оно не пересмотрит свои позиции, братство все больше будет приближаться к состоянию небытия. Ему также необходимо помнить о том, что Национальная демократическая партия Мубарака одержала победу на выборах и сохранила места в парламенте. Однако парламентские места без настоящего народного мандата только еще больше отдалят братство от народа, который, по его собственным заверения, оно представляет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.