Европейский Союз повысил ставки в своем противостоянии иранской ядерной программе. В понедельник министры иностранных дел стран ЕС приняли самый масштабный на данный  момент пакет санкций против Исламской республики: эмбарго на импорт иранской нефти, которая является основным источником дохода страны, а также меры против иранского Центробанка, ограничивающие возможности страны в проведении международных торговых операций.  Европейские правительства приняли немедленно вступивший в силу запрет на заключение новых нефтяных контрактов с Ираном, и поэтапное свертывание действующих контрактов до первого июля. Под запрет попадает также торговля нефтехимическими продуктами, золотом, драгоценными металлами, алмазами, банкнотами и монетами.


 
Министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг (William Hague) заявил, что эмбарго является частью «беспрецедентных санкций», и призвал Иран «образумиться» и вернуться за стол переговоров о ядерной программе. Министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) заявил, что «основанием для введения подобных мер стал вопрос не столько безопасности в регионе, сколько безопасности в мире». Верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности Европейского Союза Кэтрин Эштон (Catherine Ashton) отметила, что санкции призваны убедить Иран вернуться за стол переговоров. Несмотря на то, что иранские власти продемонстрировали готовность к новым переговорам, Эштон заявила о необходимости получить официальный ответ из Тегерана на послание, отправленное еще в октябре, с призывом возобновить переговоры от имени группы международных посредников, известной под названием «5+1»: США, Великобритании, Франции, Германии, России и Китая.

Принятые меры дорого обойдутся Европе. Главные потребители иранской нефти сейчас находятся в сильнейшем экономическом кризисе: Греция закупает одну треть импортируемой нефти у Ирана, в то время как Италия и Испания покупают у Исламской республики примерно 10% потребляемой нефти. Несмотря на то, что Саудовская Аравия и другие поставщики смогут покрыть любой недостаток, Международное энергетическое агентство предупредило, что замена иранских поставок окажется делом  непростым.

Читайте также: Иранцы - не самоубийцы

Но главный вопрос заключается в последствиях санкций для Ирана. На нефть приходится примерно 90%  иранского экспорта в ЕС, а европейские страны в целом являются для Ирана вторым по величине рынком после Китая.  В целом, нефть составляет примерно три четверти общего объема производства Ирана - страна продает примерно 2,5 миллиона баррелей нефти в день, а в прошлом году именно Европа являлась покупателем примерно четверти этого количества. Действительно, Иран уже испытывает последствия от европейских и американских санкций: с декабря иранский риал обвалился по отношению к доллару на 40%, инфляция достигла 40%, а уровень безработицы среди молодежи -50%.

С одной стороны, Иран может начать компенсировать последствия европейского эмбарго, увеличив объем продаваемой нефти Китаю, Индии и другим азиатским странам, стимулируя спрос обещаниями скидок, что сделать будет легко с ценой за баррель, превышающей 100 долларов. По этой причине западные страны надеются убедить азиатские страны снизить закупки у Ирана.

Но все усилия могут оказаться тщетными в попытке убедить Иран умерить свои ядерные амбиции. Санкции зачастую являются грубым политическим инструментом: даже если они преуспеют в наложении значительных затрат на режим и усилении общественного недовольства экономическими трудностями, он могут лишь еще больше укрепить позицию иранского режима и его непримиримость.

По словам старшего исследователя лондонского аналитического центра Chatham House Пола Стивенса (Paul Stevens), «учитывая важнейшую роль нефти в глубочайшем ДНК иранской политики, эмбарго со стороны ЕС лишь укрепит поддержку нынешнего режима населением. Оно значительно укрепит режим Ахмадинежада в момент нахождения под значительным давлением, особенно в преддверии мартовских парламентских выборов».

Еще по теме: Можно полегче с Ираном - если при этом пострадает Россия

Новые санкции были приняты в то время, когда американская флотилия вместе с британскими и французскими военными кораблями патрулирует Ормузский пролив, что неминуемо усиливает напряжение. В понедельник двое иранских законодателей ответили на введение санкций ЕС угрозой закрыть пролив, через который проходит около 40% мировой нефти по дороге на рынки.  Однако, несмотря на новые санкции, некоторые специалисты уверены, что Тегеран обратит больше внимания на угрозу военной операции.

Ричард Гоуан (Richard Gowan) из Европейского совета по международным отношениям, предупреждает, что «сложно поверить в то, что эти санкции заставят Иран отказаться от ядерных амбиций. Иран останется сосредоточенным на решении Израиля и США в вопросе возможного военного удара в этом году».

Официальные представители ЕС признаются, что санкции не являются верным решением проблемы. Но они уверены, что - вместе с мощными дипломатическими усилиями и ощутимым военным присутствием в регионе - экономическое давление может создать  дипломатическое влияние.  Проблема у Запада появится, если Иран не сдастся,  даже когда санкции достигнут апогея.

Еще по теме: Посол Ирана заявляет, что США и Европа пытаются спровоцировать вооруженный конфликт


Йорг Химмельрайх (Jörg Himmelreich), высокопоставленный сотрудник немецкого фонда Маршалла, считает, что данные меры лишь могут купить время. «В лучшем случае, санкции приведут к смене режима, но не свертыванию ядерной программы, которая отражает рспространенную национальную гордость и самосознание», - считает он. «Возможно, это пессимистично, но мне кажется, что следующий шаг состоит в том, чтобы признать Иран ядерной державой». Если иранская головоломка движется именно в этом направлении, то европейские санкции являются лишь броском последней надежды.