Противостояние вокруг иранской ядерной программы угрожает здоровью мировой экономики и рискует перерасти в вооруженный конфликт. Одержимость Запада ядерной программой Ирана привела к очередным перехлестам, и теперь США и Европа принимают против Ирана меры, явно противоречащие их собственным экономическим интересам. Хуже всего то, что эти меры, скорее всего, нанесут ущерб простым иранцам, но не изменят поведение режима в ядерном вопросе.

Недавнее решение Европейского Союза запретить импорт нефти из Ирана и заморозить активы иранского центрального банка привело к росту напряженности между Тегераном и западными правительствами. С точки зрения интересов Европы это эмбарго абсолютно бессмысленно, так как некоторые из стран, больше всего зависящих от иранской нефти, входят в число слабейших европейских экономик и имеют самые большие долги. Особенно неуместен сейчас рост энергетических цен для Греции, импортирующей треть своей нефти из Ирана. Кроме того, хотя угрозы Ирана перекрыть Ормузский пролив, через который проходят примерно 20% мировых поставок нефти, почти наверняка не будут реализованы, самой возможности этого уже достаточно, чтобы взбаламутить нефтяные рынки и нанести удар по глобальному экономическому росту.

Санкции, введенные США против иранского центрального банка, нанесли значительный ущерб экономике Ирана, подорвав доверие к иранской валюте. Падение риала бьет по простым иранцам – их сбережения тают, а цены в стране растут. Одновременно эти санкции угрожают международному рынку нефти и вызывают рост цен на энергоносители, опасный для идущего у нас в США и во всем мире медленного восстановления экономики.

Читайте также: Иранцы - не самоубицы

При этом европейское нефтяное эмбарго вряд ли серьезно скажется на поведении иранского режима. Иран рассчитывает скомпенсировать потерю европейской выручки ростом поставок в Китай и в другие страны Азии, в которых сохраняется высокий спрос на энергоносители и у которых нет такой фиксации на ядерном вопросе. Со своей стороны, Китай не заинтересован в том, чтобы лишаться одного из своих ключевых поставщиков энергоносителей ради американской политики, которую он не поддерживает. Индия, которая получает из Ирана примерно десятую часть потребляемой ей нефти, заявила, что она будет продолжать закупки. Япония в последние годы уменьшила импорт из Ирана, однако она все еще не может позволить себе полностью отказаться от иранской нефти и поэтому просит сделать для нее исключение при введении очередных санкций.



Так как санкции и эмбарго, скорее всего, не изменят поведение Ирана, через некоторое время сторонники новых санкций начнут агитировать за «еще более крутые меры», которые должны будут, наконец, заставить Иран принять требования США и их союзников. Когда санкции не приведут, как планировалось, к изоляции Ирана, американцы начнут все чаще слышать о военной операции, якобы необходимой, чтобы затормозить ядерную программу Ирана. Между тем удар по Ирану будет иметь отрицательные последствия для всех заинтересованных сторон, а заодно и для мировой экономики. США не следует влезать в очередную ненужную «превентивную» войну. Это было бы не только нарушением международного права, но и серьезной ошибкой. Вместо этого нам необходимо полностью пересмотреть нашу политику в отношении Ирана.

Иран явно хочет иметь возможность обзавестись ядерным оружием, однако, судя по всему, режим пока не принял решение создать ядерную бомбу. Это важное различие, на котором должна быть основана вся политика в отношении Ирана. Если США и их союзники будут разумно вести себя в этом вопросе, иранские власти могут предпочесть вообще не связываться с ядерным оружием. Если западные правительства будут продолжать давить на Иран и пытаться его обмануть, это будет все сильнее подталкивать Тегеран пересечь черту.

Еще по теме: ЕС запрещает импорт иранской нефти

В сущности, все противостояние вертится вокруг проблемы обогащения урана, осуществлять которое Иран формально имеет право по условиям Договора о нераспространении ядерного оружия. Пока США настаивают на отказе Ирана от обогащения урана, иранское правительство не может пойти ему навстречу - так как согласиться на уступки, когда речь идет о том, что Тегеран считает иранским суверенным правом, было бы унизительно. Поэтому США и Евросоюзу, чтобы разрешить конфликт или, по крайней мере, снизить напряженность, нужно выработать условия, которые Иран сможет принять.

К сожалению, предвыборная борьба в США может закрыть то небольшое окно возможности для возобновления переговоров, которое пока существует. Воинственные критики президента Обамы регулярно обвиняют его «умиротворении» и в «потворстве врагам», в особенности, когда речь идет о его решениях, относящихся к Ирану. Хотя эта критика, в сущности, беспочвенна, она формирует то, как иранская ядерная программа и политика администрации, воспринимаются в Америке, и в результате у Обамы почти не остается пространства для маневра. Это может сделать любое соглашение с Ираном политически невозможным для Обамы. В свою очередь, республиканские оппоненты Обамы также не будут заинтересованы в переговорах о таком соглашении.