Нынешнее противостояние Америки и Ирана, возникшее из-за ядерной программы Тегерана, является только одним из симптомов более серьезной проблемы. Опасения по поводу изменения климата и растущие цены на все более дефицитные углеводороды заставляют все большее число стран обращаться к энергии атома, которая представляет собой долговечный источник дешевой и экологически чистой энергии. И в то время как некоторые новички в области ядерной энергетики готовы поверить, что международные рынки смогут гарантировать им доступ к ядерному топливу, другие захотят контролировать весь топливный цикл на своей собственной территории.

 

Это значит, что вскоре мы, возможно, столкнемся с ситуацией, когда многие страны захотят достичь тех технологических возможностей, которыми в настоящее время обладает Япония – и именно здесь кроется основная проблема. Хотя Япония сейчас и не является государством, имеющим в своем распоряжении ядерное оружие, в течение долгого времени она обладала латентной возможностью «прорыва», с учетом которого японское правительство, если бы оно того захотело, могло бы легко и быстро создать ядерное оружие без всякого предупреждения. Разрабатывает ли Иран ядерное оружие или нет – пока вопрос спорный, однако очевидно, что Тегеран стремится достичь того уровня технологических знаний и опыта, который позволил бы ему, подобно Японии, реализовать свой потенциал, если он того пожелает.

 

Это поможет объяснить, почему многие развивающиеся страны юга и востока не желают поддерживать США и Европу в вопросе применения карательных санкций против иранского правительства. Они не хотят участвовать в санкциях против Ирана, поскольку это впоследствии лишит их собственных потенциальных прав на приобретение полного ядерного арсенала в соответствии с настоящей системой нераспространения ядерного оружия.

 

Проблема усугубляется еще и тем фактом, что подход США к иранской ядерной программе не обеспечивает долгосрочную директиву по борьбе с распространением ядерных технологий. Будет ли эта стратегия в дальнейшем использована против любой страны, враждебно настроенной против США, чтобы предотвратить приобретение этой страной ядерных технологий? Учитывая стремление французских, российских и корейских компаний найти новых покупателей атомной энергии, идея о том, что распространение атомных станций и оборудования может быть запрещено, кажется нереалистичной.

 

Некоторые утверждают, что распространение либеральной демократии по западному образцу может стать ответом. В конце концов, международное сообщество доверяет Японии, которая не собирается злоупотреблять своим ядерным статусом, частично благодаря ее системе правления. Одна из возможностей, которую до сих пор обсуждают в связи с Ираном, заключается в том, чтобы способствовать смене режима в этой стране. Некоторые американские политики и кандидаты в президенты утверждают, что революция в Тегеране – под предводительством оппозиционного Зеленого движения – поможет создать правительство, которое захочет положить конец ядерным амбициям Ирана, хотя это не совпадает с всеобщим консенсусом с поддержку программы обогащения урана, выраженным представителями всего политического спектра Ирана. Учитывая невозможность смены режима, некоторые политики считают, что тот Иран, в котором будет установлена либеральная демократия или иной строй, который сделает из этой страны надежного союзника Америки, как это было при шахе, сможет продолжить реализовывать свою ядерную программу и руководить циклом обогащения.

 

Тем не менее, как недавно предупредил Пол Пиллар (Paul Pillar), комментируя события в Венгрии и Египте, «демократизация и либерализация не обязательно являются односторонними процессами». В течение последних 20 лет мы наблюдаем последствия смены режимов в двух ядерных державах. Советский Союз распался, и в постсоветской России ему на смену пришла «управляемая демократия», характеризующаяся мягким авторитарным правлением. В Пакистане сменились несколько парламентских и военных режимов. Страны, которым сегодня доверяют, могут оказаться под руководством менее надежных правителей завтра с соответствующими тревожными последствиями для существующей ядерной инфраструктуры. Бывший советник по вопросам национальной безопасности Брент Скроукрофт (Brent Scrowcroft) несколько лет назад предупреждал: «Любой подход к ограничению распространения ядерных технологий, в рамках которого выделяются определенные страны… вероятнее всего, не приведет к успеху… А подход, который основывается на определении характера режима для оценки его пригодности к использованию ядерной энергии, содержит в себе слишком много неточностей».

 

Даже если иранский кризис разрешится мирным образом и в скором времени, более серьезный вопрос останется открытым: со временем еще больше стран приобретут компоненты для создания собственных ядерных программ. Прибавьте сюда растущее число стран, стремящихся иметь собственные космические технологии для запуска спутников – например, Южная Африка – и перед нами вырисовывается картина будущего, когда к 2030 году появится ряд стран, обладающих возможностью быстро создать свое ядерное оружие и системы-носители.

 

В этом смысле очень важно придерживаться долгосрочной стратегии, чтобы предотвратить эту опасность. В 2009 году американский президент Барак Обама объявил о своих планах превратить Инициативу по безопасности в области распространения в долгосрочный международный институт. Несмотря на то, что уже прошла встреча помощников президентов в рамках подготовки ко второму Саммиту по ядерной безопасности, который состоится в марте, пока остается неясным, насколько мы сможем расширить и продлить действие Инициативы по безопасности в области распространения. На самом деле, сможет ли весь процесс саммита по ядерной безопасности продолжаться или он окончательно угаснет, особенно если Обаму не переизберут, остается неясным. 

 

Частью новой крепкой международной программы должна стать попытка заставить страны и компании, которые поставляют ядерные технологии и топливо, работать вместе, чтобы обеспечивать открытый процесс, особенно если мы хотим воспрепятствовать тому, чтобы развивающиеся страны считали, что они должны освоить цикл обогащения топлива, чтобы гарантировать свою независимость в энергетической сфере.

 

Однако США необходимо будет пересмотреть свою программу оборонительных мер. Предложение сократить бюджет на исследования в области обороны с целью сберечь средства во времена строгой экономии необходимо оценивать сквозь призму требований безопасности в долгосрочной перспективе. Признав, что у нынешних систем противоракетной обороны, которые планируется развернуть, все еще есть множество недостатков – не говоря о том, что размещение этих систем в Европе значительно усложнило и без того напряженные отношения США и России – возможно целесообразнее будет сконцентрироваться на возобновлении лабораторных исследований ради научных достижений в обозримом будущем. Необходимы также достижения в области экспертно-технического анализа ядерных материалов, особенно если нам придется противостоять ядерному Ирану или любой другой стране с ассиметричными возможностями, связанными с их стремлением избежать ответственности - и, как следствие, ответного удара со стороны США - за вероятный ядерный удар. В 2011 году Дэвид Сэнджер (David Sanger) сообщил, что, «когда администрация Обамы провела некоторые командно-штабные учения после вступления в должность, ее члены были шокированы тем, что научная база в сфере ядерных технологий на практике не шла ни в какое сравнение с тем, что демонстрировалось в телевизионных сериалах». 

 

Необходимо усовершенствовать программы сканирования грузовых контейнеров, силы и средства для сбора разведывательной информации необходимо перенаправить и расширить, чтобы можно было отслеживать перемещение ядерных материалов и, таким образом, минимизировать риск кражи этих материалов, а также обезопасить себя от нетрадиционных способов поставок ядерных устройств. Кража радиоактивных материалов на строящейся атомной станции в Египте, произошедшая на этой неделе, хотя и не представляет особой опасности, учитывая то, что именно было украдено, тем не менее, подчеркивает необходимость усиления мер безопасности, поскольку строительство атомных станций сейчас ведется по всему миру.

 

Конкретная угроза, которую представляет собой иранская ядерная программа, в настоящее время оживила процесс разработки стратегии. Однако ядерная безопасность должна оставаться приоритетным пунктом программы национальной безопасности, поскольку решение иранского вопроса не избавит нас от проблемы распространения ядерного оружия.

 

Николас Гвоздев - бывший редактор National Interest, он часто комментирует события внешней политики в печатных и вещательных СМИ. В настоящий момент он работает на кафедре Военно-морского колледжа США. Высказанная им точка зрения является его личным мнением и не отражает точку зрения ВМФ или американского правительства.