Сколько еще невинных жителей страны должны погибнуть для того, чтобы кровавая бойня в Сирии прекратилась? На этой неделе министры иностранных дел в Совете Безопасности ООН в Нью-Йорке задают себе именно такой вопрос. И, тем не менее, только одно правительство может дать на него ответ, и речь в данном случае не идет о людях, цепляющихся за власть в Дамаске.

За прошлую неделю возражения Москвы по поводу резолюции Совета Безопасности превратились из раздражающего фактора в непреодолимое препятствие. Сотни членов оппозиции были убиты в то время, пока дипломаты проявляли нерешительность, и в результате количество жертв в Сирии с марта месяца прошлого года превысило в общей сложности 5400 человек.

Возможно, сама Москва и не нажимает на курок, но она и не использует имеющиеся в ее распоряжении возможности для того, чтобы остановить кровопролитие. Сделанное на этой неделе заместителем российского министра иностранных дел Геннадием Гатиловым заявление о том, что принятие резолюции «ведет к гражданской войне» в этой стране, является типичном примером порочной логики, способствующей продолжению насилия.

Читайте также: Британия в Суэце в 1956 = Россия в Сирии в 2012?

Сама по себе резолюция Совета Безопасности не может остановить насилие, однако ее отсутствие, вероятнее всего, способствует тому, что президент Башар Асад будет продолжать свои зверства. Одна угроза вето со стороны Кремля вызывает у г-на Асада необоснованное чувство правомерности своей политики.

Неумелые действия миссии наблюдателей Лиги арабских государств также способствовали созданию ложного впечатления относительно того, что нынешний сирийский режим способен выдержать международное осуждение. Вот почему единая позиция в Нью-Йорке является столь важной для прекращения кризиса.



На самом деле Россия, возможно, не столько выступает против международного решения, сколько пытается защитить свои собственные интересы. У России прочные связи с семейством Асадов, которые сложились еще во времена Советского Союза.

Главный покупатель российского оружия на Ближнем Востоке прижат к канатам, и потеря примерно 7% российского рынка вооружений находится в перекрестье прицела. Как раз в январе Москва заключила сделку на поставку боевых истребителей на сумму 500 миллионов долларов (1,8 миллиарда дирхам). Высокопоставленный чиновник заявил вчера о том, что не существует никаких планов относительно прекращения поставок вооружений этому режиму-изгою.

Еще по теме: Сирия. Советское похмелье обернулось головной болью

Однако позиция Москвы может смягчиться. Вчера еще один высокопоставленный российский дипломат признал, что его страна может наложить вето только на «неприемлемую» резолюцию. Поэтому задача в настоящее время состоит в том, чтобы выработать достаточно эффективные меры, которые могли бы повлиять на поведение Асада. Если в их число будет входить однозначный отказ от иностранной военной интервенции, то это может привести к уступкам.

Политики в столицах от Дохи до Вашингтона могут занять жесткую позицию в отношении Дамаска, но обычно именно друзья обладают в этом отношении наибольшим влиянием. Москва имеет реальную возможность для того, чтобы прекратить убийства невинных людей, но может также уклониться от ответственности.