После 11 месяцев и более семи тысяч смертей у сирийского режима остался всего один союзник кроме Ирана – Россия Владимира Путина, которая поддерживает президента Башара Асада как дипломатически , блокируя ключевые резолюции Совета Безопасности, так и материально и активно ведя с Дамаском торговлю оружием. Кремль наглядно доказывает, что он готов вести безжалостную «реальную политику», чтобы защитить своего последнего друга на Ближнем Востоке.

Однако существует и еще один фактор, заставляющий Путина упорно защищать сирийский режим, и это - предстоящие российские президентские выборы, которые должны пройти 4 марта. Путин срежессировал свое возвращение на президентский пост, однако реализацию его планов осложнило набирающее силу внутреннее оппозиционное движение, начавшееся с массовых демонстраций протеста против фальсификаций на декабрьских парламентских выборов.

Эти демонстрации, сочетающиеся с недовольством общества снижением стандартов жизни и ростом государственной коррупции, создали вероятность того, что Путин не сможет победить в первом туре. Путин уже публично признал это возможным, хотя такой исход, без всякого сомнения, стал бы политической катастрофой и для него, и для его правящей партии «Единая Россия». В результате Путин старается поддерживать репутацию сильного и непреклонного лидера во внешней политике, чтобы отвлечь внимание от того факта, что внутри страны он выглядит все слабее и слабее.

Путин не участвовал ни в одном серьезном внешнеполитическом противостоянии со времен российско-грузинской войны 2008 года, которая была представлена как попытка оградить российское «ближнее зарубежье» от постепенно проникающего в него влияния Запада и НАТО. В прошлом году он выступил против того, чтобы Совет Безопасности санкционировал установление Североатлантическим альянсом бесполетной зоны в Ливии, но не стал накладывать вето на это решение. Сейчас он, по-видимому, компенсирует эту уступчивость, поддерживая дружественного тирана и демонстрируя колеблющемуся электорату, что Россия не позволит американским и европейским распространителям демократии сбрасывать себя со счетов.

У России есть серьезные военные причины для поддержки асадовской Сирии, в которой расположен давний символ российского влияния на Ближнем Востоке - единственный российский тепловодный порт на Средиземноморье. В 1957 году отец Башара Асада Хафез, будучи летчиком сирийских ВВС, учился в Советском Союзе летать на истребителе МиГ. После окончания холодной войны связи между Россией и Сирией не только устояли, но и окрепли. В последние годы оборот торговли оружием между Дамаском и Москвой оценивался в 4 миллиарда долларов. В прошлом месяце в контролируемый Россией порт Тартус пришла российская флотилия, в состав которой входил авианосец «Адмирал Кузнецов». Две недели назад Россия отправила в Сирию через Кипр грузовое судно с несколькими десятками тонн боеприпасов. И как раз в то время, когда Лига арабских государств договаривалась о политике мирной смены власти в Сирии, Москва заключила сделку на 550 миллионов долларов по поставке Асаду 36 новых штурмовиков Як-130.

Упорство Путина в вопросе о Сирии также связано с его попытками эксплуатировать национализм, который он в прошлом использовал для своей выгоды, но который вышел у него из-под контроля. Великорусский шовинизм, которым в прошлом пользовались как цари, так и генеральные секретари Коммунистической партии, всегда был для Путина одновременно и подмогой, и помехой. Например, ультраправые националисты выступают против финансирования Россией марионеточных режимов на Кавказе, но Путин при этом поддерживает шовинистические прокремлевские молодежные движения – в частности движение «Наши», агенты которого преследовали западных дипломатов, жестоко разгоняли антиправительственные демонстрации и организовывали ежегодные пропагандистские летние лагеря, в которых такие фигуры, как бывший госсекретарь США Кондолиза Райс и президент Грузии Михаил Саакашвили, сравнивались с нацистами.

Демонстрируя свою силу во внешней политике, Путин активно пытается обелить свое авторитарное политическое прошлое и переписать российскую историю. За последний месяц он разразился чередой статей по самым разным вопросам – от программы экономических и политических «реформ» до «сохранения русской культурной доминанты». Ностальгия по утраченному статусу великой державы играет важную роль для этого человека, который однажды назвал крушение Советского Союза «крупнейшей геополитической катастрофой века». В одной из своих последних статей он попытался начать наступление на националистическую часть оппозиции, вновь апеллируя к долгое время культивировавшейся «Единой Россией» платформе русской исключительности. «Стержень, скрепляющая ткань этой уникальной цивилизации – русский народ, русская культура, - заявил он. - Вот как раз этот стержень разного рода провокаторы и наши противники всеми силами будут пытаться вырвать из России… чтобы заставить людей своими руками уничтожать собственную Родину».

Подобную ультранационалистическую риторику путинская Россия использует и в своей интенсивной медиа-войне в поддержку сирийского режима. Контролируемые Кремлем СМИ, в частности «Правда» и англоязычный телеканал Russia Today, неоднократно повторяли оправдания Асада о том, что его жестокие репрессии против демонстрантов - это только борьба с террористами, подстрекаемыми иностранными разведками. Чтобы получить поддержку внутри страны, Путин подспудно проводит параллель между действиями сирийского режима против движения гражданского протеста и российской кампанией выжженной земли в Чечне.

Для Путина это – знакомый сценарий. Когда он был только премьер-министром и престолонаследником Бориса Ельцина, вторая чеченская война заметно укрепила его рейтинг. Риторика Асада, которая изображает сирийских демонстрантов как болезнь, от которой надо «очистить» страну, напоминает печально известные угрозы Путина «замочить в сортире» чеченских повстанцев. Поддерживая пропагандистскую войну Асада с воображаемыми исламистскими боевиками, Путин напоминает россиянам о том, что десятилетие назад заставило их захотеть за него проголосовать.

Однако эта авантюра Путин может сыграть на руку его противникам. Соединенные Штаты, Европейский Союз и Лига арабских государств, выступающие за свержение диктатуры Асада, готовы напомнить десяткам тысяч россиян, которые собираются выйти на этой неделе на акцию протеста, что они ведут такую же борьбу за самоопределение, как и их собратья в Сирии. Российским демократам следует продемонстрировать Путину, что его внешняя политика - симптом краха его внутриполитической программы, а не лекарство от внутриполитических проблем.