Отказ России поддержать проект резолюции, предложенный западным миром и арабскими странами, содержавшей требование ухода Башара Аль Асада, подтверждает лишь, что непонятно, на чьей она стороне. Потому что своей твердолобой позицией (которую Москва пыталась прикрыть своим собственным вариантом выхолощенной резолюции в надежде продавить ее вместо первоначального текста) она добилась двух непредвиденных результатов: укрепила зарождающиеся отношения между западными демократиями и арабскими народами, выступающими за демократические преобразования, а также сплотила ряды тех, кто в самой России встает под знамена славянской весны.

Пострадавшими оказались в первую очередь сами сирийцы, которых отсутствие четкой резолюции Совета Безопасности ООН лишает важной юридической поддержки. Но сам факт того, что все международное сообщество единым фронтом выступает против Сирии, но неспособно юридически оформить свои намерения лишь из-за сопротивления авторитарной и презираемой страны, уже представляет собой немалую поддержку. То, что Россия фактически оказывается единственной страной, занявшей воинственную позицию в защиту Асада, заставляет забыть о том, что есть еще одна страна – Китай, -  также отказавшаяся поддержать текст первоначальной резолюции, умело предложенной Марокко и поддержанной США, Европой и арабским миром.

Еще по теме: Позиция России по Сирии

Это еще в большей степени свидетельствует о той тупиковой ситуации, в которую загнал себя режим Асада; о моральной силе людей, возглавляемых  Национальным сирийским советом и деградации российских властей, действующих вопреки чаяниям своего народа.



Вывод, который делают граждане России, заключается в том, что Владимир Путин не только испытывает страх перед Западом, который готов помочь демократическим преобразованиям на Ближнем Востоке при поддержке арабских стран, но прежде всего опасается того, что падение диктатур в итоге лишит его легитимности в глазах своего собственного народа. Ошибка, которую совершает (или вот-вот совершит) Россия, заключается в том, что Москва считает, будто первоначальный проект резолюции направлен на то, чтобы открыть дорогу иностранной военной интервенции. Однако дело обстоит совсем наоборот: резолюция дает возможность странами, все меньше заинтересованным в военном участии в какой-либо части света, предложить свой вариант действий против окопавшегося в Дамаске тирана. Запад пытается избежать того, чтобы создалось впечатление, будто бы после военного вмешательства в Ливии он сидит сложа руки, спокойно наблюдая за происходящими в Сирии событиями. В любом случае, динамика внутренних событий в Сирии уже утратила исключительно правовую направленность, все более переходя в военную плоскость.

Читайте также: Россия требует переписать резолюцию по Сирии

Башар Асад, осознавая, что в лучшем случае он предстанет перед судом, как египетский президент Мубарак, а в худшем – будет подвергнут унизительным пыткам и убит, как ливийский диктатор Каддафи, упорно стоит на своем. Он верит в преданность 4-й бронетанковой дивизии, Республиканской гвардии и высших офицеров состава, которые, подобно ему, являются представителями алавитского меньшинства и имеют все основания цепляться за власть, опасаясь жаждущего мести суннитского большинства.

Но дело в том, что низший командный состав и население, выступающее сейчас против режима, также являются суннитами. Вот почему бои уже докатились до Дамаска, отряды повстанцев контролируют несколько районов местности Хомс, а правительственные войска вынуждены вести бои как на юге страны, в Дераа (Deraa), так и на севере, в окрестностях Алепо (Alepo) и Идлиба (Idlib). Хотя Запад и арабские страны и пытались преодолеть сопротивление России с помощью выхолощенной резолюции, самое знаменательное заключается в том, Катар выступает в качестве застрельщика демократических преобразований в Лиге арабских государств, а Марокко играет ту же самую роль в ООН. Театральное представление этих двух все еще авторитарных режимов, мобилизованных на демократизацию культурно близких им стран, доставляет непередаваемое удовольствие.

 

Альваро Варгас Льоса (род. в 1966 году, Лима, Перу) — публицист и политический комментатор антисоциалистических, либеральных взглядов в сфере международных отношений в Латинской Америке. Сын писателя Марио Варгаса Льосы, нобелевского лауерата 2010 года. Гражданин Перу и Испании, живет в Вашингтоне, женат, есть дочь и сын. С 16 лет работал журналистом в газетах, на радио и телевидении, сначала в Перу и некоторых других латиноамериканских странах, а позднее — в США и Европе. В 2007 году он был номинирован на звание «молодого мирового лидера» (англ. Young Global Leader) на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария.