Нет, мучения сирийского народа решительно не волнуют Москву.

В том, что Россия Владимира Путина проявляет потрясающее бесчувствие в чисто человеческом плане при виде того, как женщины и дети Сирии страдают и гибнут от рук убийц режима Башара Асада, в принципе нет ничего удивительного. Стоило ли ждать чего-то большего от страны прошедшая мощь и слава которой, как в царские времена, так и при советском тоталитаризме, были построены в чистейших традициях восточного деспотизма? Путинская диктатура не может служить исключением из этого кровавого правила. Более того, она является чем-то вроде идеального завершения долгой истории абсолютизма, воплощая в себе невиданный оксюморон, ужасающей букет теней, который включает в себя навязанный историей и геополитикой российский империализм и достойный советского атеизма прагматизм. Все это стоит на службе государственного меркантилизма, единственный бог которого покупается и продается, а имя ему Деньги. Другими словами, такие понятия как права, свободы и достоинство человека никак не помогут сирийским революционерам и защищающим их (кто-то ради тех или иных интересов, а кто-то по искреннему убеждению) иностранным державам переубедить российское руководство.

Читайте также: Кровопролитие в Сирии теперь будет на совести России и Китая


Кроме того, несколько последних примеров демонстрируют, что, столкнувшись с таким стратегическим выбором, царь современной России без колебаний готов принести в жертву людей, причем, что еще хуже, даже собственных сограждан. Достаточно вспомнить трагические события в московском театре на Дубровке 23 октября 2002 года, когда 129 человек погибли от действия неизвестного химического вещества, которое было запущено в вентиляционную систему здания, чтобы покончить с чеченскими террористами. Или прочитать о том, как в сентябре 2004 года российские войска с огнеметами пошли на штурм школы в Беслане, где удерживали заложников чеченские сепаратисты: во время операции погибли 300 человек, большинство из них дети.

Однако Хомс, Хама, Дераа, Идлиб и прочие города-мученики - это не Беслан и Дубровка, а сирийские манифестанты - не исламские боевики из Чечни. Как бы то ни было, официальная сирийская пропаганда, которая неспособна одурачить никого, кроме тех, кто отчаянно и всеми силами пытается ей поверить, а также странное гибридное образование из правых и левых экстремистов (в Ливане оно представлено партиями, течениями и политиками, которые вращаются на орбите Ирана и террористов из «Хезболлы») продолжают благоговейно поддерживать Башара Асада и его людей. Россия придерживается на Ближнем Востоке странной и ведущей прямиком в пропасть политики, несмотря на то, что в стратегическом плане ей было бы выгоднее встать рядом с народами, как, кстати говоря, она по той или иной причине поступила в Ливии.



Более чем странная политика по отношению к исламу, особенно с учетом того, что сегодня в России насчитывается 20 миллионов мусульман при общем населении в 140 миллионов. То есть речь идет о значительной группе людей, причем это меньшинство демонстрирует самые высокие по стране показатели рождаемости и, значит, день ото дня приобретает все больший вес в национальном масштабе. Так почему Москва выставляет себя в невыгодном свете в глазах большинства представителей арабо-мусульманского мира? В своих заявлениях Владимир Путин, как, кстати говоря, и его предшественник, всегда стремился избегать конфронтации с исламом, не без основания отмечая, что чеченский вопрос касается борьбы с терроризмом в национальных границах.

Еще по теме: Сергей Лавров едет в Сирию

Сирия, разумеется, территориально никак не связана с Россией, хотя Кремль давно поддерживает прочные связи с режимом Асада. Разве российские стратеги поступают мудро, когда настраивают против себя большую часть сирийского народа, который так или иначе, с поддержкой России в Совете безопасности или без нее сформирует новый режим в Дамаске? Действительно ли разумно противопоставлять себя арабскому большинству, от лица которого генеральный секретарь Лиги арабских государств Набиль аль-Араби и глава катарской дипломатии Хамад бин Джасем выступили в Совете безопасности с исторической (невиданной) поддержкой сирийского народа? Пусть в полотне российской политики на самом деле не прослеживается ни одной православной нити, не стоит ли по крайней мере продемонстрировать хоть минимум связи между словами и действиями и попытаться успокоить сирийское православное сообщество, которое вновь получает право участвовать в процессе принятия решений, отнятое у него партией «Баас» почти 40 лет назад?

Политика Москвы в отношении сирийского кризиса выглядит странной и по множеству других причин, в частности по геополитическим соображениям. Недавнее российско-китайское партнерство по вопросу Сирии вызывает улыбку. Обе страны могут поддержать друг друга в критике «американского империализма» и укрепить уже сформированные торговые связи. Кроме того, они могут образовать коалицию, чтобы выступить против права на вмешательство (чтобы с чистой совестью давить чеченский сепаратизм и восстание на Тибете), а, значит прав человека и демократии. В рамках такой антиамериканской и антинатовской политики Москва может также отдалиться от Европы и повернуться в сторону Азии. К этому ее подталкивает явное расширение влияния США, которые все чаще начинают действовать в ее традиционной геополитической зоне.

Читайте также: Можно ли спасти Египет и Сирию?


Тем не менее, России нужно в очередной раз напомнить, что у нее никак не получится завоевать симпатии стран региона, если она продолжит поворачиваться спиной к арабо-мусульманским народам ради оказавшего в изоляции режима и создавать препятствия на пути всего международного сообщества, попав тем самым (к немалому удовольствию Вашингтона) в незавидное положение защитника самых кровавых в истории человечества режимов, которые рано или поздно обречены исчезнуть. Кроме того, разве поддержка репрессий против сирийского народа, которая ослабляет демократов и укрепляет позиции исламистов, способна помочь России в борьбе с растущим влиянием Турции Давутоглу в восточном вопросе (и в частности в вопросе выхода к теплым морям)?

Наконец, неплохо было бы напомнить российскому лидеру о том, что он вместе со своим французским коллегой первым выступил против одностороннего вторжения американцев в Ирак. Так, ради чего, каких невероятных денег, каких сделок, какой жалкой мести, какого позорного предлога он сегодня позволяет себе идти против международного сообщества, Генеральной ассамблеи, Совета по правам человека и Совета безопасности вместе взятых? Ради прекрасных глаз жестокого и ослепленного кровью офтальмолога?