В понедельник российский министр иностранных дел Сергей Лавров выступил в нехарактерной для него роли обороняющегося, оправдывая российское вето, наложенное на резолюцию Совета безопасности ООН, которая должна была призвать сирийского президента Башара Асада уйти в отставку. Он также добавил, что во вторник он отправится в Дамаск, чтобы убедить г-на Асада стабилизировать раздираемую волнениями Сирию с помощью демократических реформ.

 



Г-н Лавров и прочие российские чиновники в понедельник заняли оборонительную позицию после потока критики, который обрушился на выходных на Россию и Китай за то, что они блокировали попытку совместного разрешения нарастающего кризиса в Сирии.

Представитель США при ООН Сьюзан Райс (Susan Rice) назвала российское и китайское вето «отвратительными», госсекретарь Хиллари Клинтон отозвалась о них как о «фарсе», а в столице Ливана Бейруте и в столице Ливии Триполи у российских посольств собрались толпы разъяренных демонстрантов.

«Действительно, некоторые раздающиеся на Западе голоса с оценкой итогов голосования в Совете безопасности ООН по сирийской резолюции звучат неприлично, на грани истерики, - заявил Лавров. – Тот, кто сердится, редко бывает прав.

Читайте также: Россия не на той стороне

Россия утверждает, что она была готова придти к консенсусу с прочими членами Совета безопасности, но что предложенные ей поправки были отвергнуты, и что резолюция была «поспешно» вынесена на голосование в субботу как будто специально, чтобы Москва наложила на нее вето и в дальнейшем выглядела виновной в том, что в Сирии продолжается насилие.

«Прискорбно и то, что соавторы решили поспешно поставить резолюцию на голосование, несмотря на наше обращение отложить его еще на несколько дней» и дождаться возвращения российских официальных лиц, которые на этой неделе должны посетить Дамаск для консультаций с Асадом, заявил Лавров. «Получается, что соавторам, поставившим резолюцию на голосование, важнее свалить на кого-нибудь вину за происходящее… Кроме того, в отказе дождаться возвращения российских представителей из Дамаска проявилось явное неуважение. Печально, что резолюцию постигла такая судьба».
 
Он добавил, что в любом случае отправится в Дамаск и попытается использовать дипломатическое влияние России, чтобы заставить Асада вступить в диалог с оппозицией.



«Мы неоднократно самым настоятельным образом рекомендовали Дамаску ускорить проведение реформ. Но мы не можем не видеть очевидного факта - к мирному движению за реформы и лучшую жизнь пытаются присоединиться те, кто ставит перед собой совсем иные цели. Это движение пытаются использовать для смены режима», – подчеркнул Лавров.

Россия как козел отпущения

В понедельник несколько проправительственно настроенных экспертов заявили, что на Россию пытаются возложить вину за насилие в Сирии из-за ее традиционно хороших отношений с этой страной, от которых она не хочет отказываться.

По их мнению, пламя межрелигиозного конфликта и гражданской войны раздувает не Россия, а Запад, безответственно поддерживающий вооруженную оппозицию, не подготовив никакой стратегии действий на случай коллапса государства и социальной катастрофы, которые могут последовать за свержением Асада.

Читайте также: Сергей Лавров едет в Сирию

«США и Запад утверждают, что необходимо принять резолюцию, которая разрешала бы внешнее вмешательство, направленное на то, чтобы остановить резню мирного населения, - отметил политический обозреватель московского государственного информационного агентства «РИА Новости» Петр Романов. – Однако Россия не верит, в то, что любая резолюция может помешать Западу вмешаться. Ситуация, вероятно, разрешится, когда Асада свергнут. Однако подумал ли кто-нибудь, что будет потом? Вы действительно хотите нас убедить в том, что к власти придут люди с высокими моральными принципами? Люди без крови на руках, которые построят что-то приличное – тем более, демократию? В самом деле?».

Заместитель председателя Комитета Государственной думы по международным делам Андрей Климов считает, что отказ западных лидеров включить в текст резолюции поправку, исключающую применение 42-й статьи Устава ООН, которая разрешает применение силы, доказывает враждебность намерений Запада по отношению к Сирии.

«Мы не выступали против резолюции, но мы хотели, чтобы в нее была внесена эта оговорка, гарантирующая, что никакого военного вмешательства не планируется. Нашим требованиям не пошли навстречу, - заявил г-н Климов. – Для нас это было и остается принципиальным вопросом... Россия чувствует ответственность по отношению к Сирии, ведет с ней военное и техническое сотрудничество и между нами существуют соглашения о взаимопомощи в трудных ситуациях. У нас не так уж много подобных соглашений с иностранными государствами».

Еще по теме: "Москва ставит под удар свои будущие отношения с Сирией"

Сирия была ключевым ближневосточным государством-клиентом Москвы с 1971 года. В сирийском порту Тартус находится единственная зарубежная база российского флота. Недавно Россия заключила с Дамаском сделку по продаже оружия на сумму около 5 миллиардов долларов.

«Мы считаем позицию России по данному вопросу правильной, - заявил Климов. – Мы не поддерживаем тот или иной режим, но мы выступаем за суверенное право каждой страны самостоятельно решать за себя. Примеры поведения, которые США демонстрировали в прошлом, нас не впечатляют: Америка часто долгое время защищала малосимпатичные режимы, которые были ее стратегическими партнерами, и всегда в итоге это было тщетным».



Международный обозреватель московской деловой газеты «Коммерсант» Сергей Строкань считает, что предстоящий визит Лаврова в Дамаск, вероятно, нацелен на то, чтобы подтолкнуть Асада в сторону реформ и диалога с оппозицией. По его мнению, любой шаг сирийских властей в этом направлении может дать Москве возможность утверждать, что ее дипломатия и «мягкая сила» эффективнее, чем огульная враждебность и угрозы военного вмешательства.

«Сейчас Россия ушла в глухую оборону, с каждым днем на нее все сильнее давят с требованиями что-нибудь сделать, - сказал г-н Строкань. – Поэтому необходимы некие шаги для спасения лица. Проблема в том, что Асад, по-видимому, воспринял российское вето как знак поддержки, и вряд ли Лавров сможет добиться от него чего-то серьезного. Впрочем, любой знак прогресса позволил бы Москве заявить, что она добилась своими методами положительного результата».

Читайте также: Россия заинтересована в Сирии, а не в Асадах

Строкань также добавил, что, так как России скоро предстоят президентские выборы и премьер-министр Владимир Путин хочет привлечь голоса населения центральной части России, настроенного в основном консервативно, сейчас открытое дипломатическое сотрудничество с Западом невозможно.

«Путин хочет продемонстрировать, что он не допустит повторения того, что произошло в Ливии, что он стоек и способен противостоять махинациям США, - заметил он. – Такая позиция сейчас популярна в России. Поэтому не ждите никаких компромиссов со стороны Москвы накануне выборов».