Правительства в России и Китае очень хотят придерживаться принципа того, что иногда государство должно подавлять тех, кто хочет свободы. Именно поэтому они вместе наложили вето на относительно беззубую резолюцию Совбеза ООН, осуждающую сирийский режим и призывающую убийцу - президента Башара Асада (Bashar Assad) уйти в отставку.

Свободный мир, который США продолжают номинально возглавлять, взорвался от возмущения. Госсекретарь США Хиллари Клинтон (Hillary Rodham Clinton) назвала происходившее в Совете Безопасности ООН «пародией». Постоянный представитель США в ООН Сюзан Райс (Susan Rice) заявила, что США испытывают «отвращение» к решению. Министр иностранных дел Франции Ален Жюппе (Alain Juppe) заявил, что российско-китайское вето является «моральным пятном».  Официальный представитель британского премьер-министра Дэвида Кэмерона (David Cameron) заявил, что «Россия и Китай защищают режим, убивающий тысячи собственных граждан. Мы рассматриваем их позицию как необъяснимую и непростительную».

Несмотря на то, что я согласен, что вето отвратительно и является пародией, я не очень понимаю, почему такое количество людей шокировано, или хотя бы притворяется, что шокировано.

Разве не в этом суть ООН?

Я никогда до конца не понимал идеалистический энтузиазм людей в отношении ООН. Во-первых, это клуб, в который может вступить любой, если у него есть правительство, принятые мировым сообществом границы, и если кто-то может поручиться за то, что вы существуете. В контексте организаций это довольно низкий проходной барьер -  будто клуб для людей, у которых есть пульс.

Все устройство прогнило. Совет Безопасности не является демократическим институтом, он основан на жесткой силе. Россия и Китай стали постоянными членами совета, когда они еще являлись тоталитарными государствами. У них есть места, потому что они влиятельны, а не потому что они достойны, мудры или являются примером демократии. То же самое касается нас. Наше место было куплено силой, а не правом.

Думаю, отчасти путаница возникает из ошибки определения категории. Мы зачастую наделяем страны человеческими качествами, говоря о них, будто они - люди. Люди думают, что это каким-то образом демократично, и не только в процедурном аспекте.  Но это ложь. В Уставе ООН нет ничего, или ничего юридически обязательного, что заставляет правительство быть демократическим или заботиться о благосостоянии своего населения. Когда представитель Северной Кореи заявляет, что говорит от имени своего народа в ООН, у него не больше  моральной легитимности, чем у серийного убийцы, выступающего от лица жертв, которых он закрыл в своем подвале.

Но те, кто фантазируют о создании «парламента человека», пропустили все это мимо ушей, и во многом в связи с тем, что воспринимают ООН как удобный противовес США.

Менее идеалистичныее сторонники ООН настаивают на том, что организация важна - нет, даже жизненно необходима -так как Америка должна связываться с миром, и именно в ООН заключаются соглашения. И это правда. Но это практический для ООН случай, а не вопрос морали.

Ничего из этого не является аргументом в пользу роспуска ООН, хотя я бы порадовался этому. Но все это указывает на глупость самого ожидания благородства и идеализма от ООН. Конечно, ООН совершает хорошие поступки время от времени, но это лишь потому, что хорошие страны хотят добиваться хорошего.

Что плохого в том, чтобы позволить этим хорошим странам встречаться где-то еще? Под «хорошими» странами я имею ввиду государства демократические. Лига или договор демократических стран не заменит ООН, но предоставит немного этой столь необходимой конкуренции.

Нам приходилось обходить ООН и раньше, и обычно мы попадали к НАТО. Именно это президент Клинтон сделал с Балканами, а президент Обама - в Ливии. Теперь Хиллари Клинтон хочет создать коалицию «друзей демократической Сирии», схожую с той, что помогла свергнуть Муаммара Каддафи (Moammar Kadafi) и Саддама Хуссейна (Saddam Hussein).

Все это хорошо, но существуют некоторые проблемы с таким «придумыванием» на ходу. НАТО - это военный альянс. Многие друзья демократической Сирии сами демократическими не являются.

Постоянный всемирный клуб для демократий, основанный на общих принципах, мог бы упростить процесс помощи растущим движениям и мог бы предложить странам хороший стимул для вступления, имея более высокие стандарты приема, чем просто существование.