Пекин не хочет быть обманутым. Еще и поэтому Китай не поддержал в ООН резолюцию по Сирии.

 

Те люди, которые считают, что Россия и Китай наложили вето по той причине, что диктаторы поддерживают диктаторов, сильно упрощают ситуацию. Даже если не принимать во внимание то обстоятельство, что в случае с Ираном заодно с Китаем действуют такие демократии как Индия и Южная Корея, для Пекина, прежде всего, два пункта имеют решающее значение: Сирия и Иран играют центральную роль в планах по усилению его геополитического влияния, которые он преследуют с такой же твердостью, как и Соединенные Штаты, но при этом китайцы обходятся без военного вмешательства. А что касается Запада, то, по крайней мере, с точки зрения китайцев, он ведет себя лицемерно. 

 

Сначала о влиянии: Иран является одним из важнейших поставщиков нефти и природного газа для Китая, и Пекин хочет иметь  выход к Средиземному морю по кратчайшему сухопутному маршруту через Сирию. Шелковый путь, когда-то важнейший торговый маршрут Китая, заканчивался в Сирии. Новые железнодорожные линии и трубопроводы уже запланированы – например, для того, чтобы транспортировать североафриканскую нефть на восток. Одновременно Китай хочет иметь хорошие отношения с Израилем. Пекин и Тель-Авив намерены совместно построить железную дорогу от Средиземного моря к Красному морю для того, чтобы разгрузить Суэцкий канал.

 

Если брать противоположное направление, то Сирия и там представляет интерес как партнер. Сирия входит в состав Средиземноморского союза и является для Китая запасным ходом на тот случай, если Евросоюз начнет возводить торговые барьеры. В этом вопросе партнеры по наложению вето Россия и Китай являются конкурентами. Русские имеют в сирийском городе Тартусе военно-морскую базу, которую они хотели бы расширить.

 

По крайней мере, столь же значимо для принятого вето, с точки зрения Китая, поведение Запада – в вопросах прав человека он использует двойные стандарты. При нарушении прав человека в государствах с антизападными правительствами применяются более жесткие меры, особенно если там есть чем поживиться. Кроме того, Афганистан и Ирак показали, что навязанная извне смена режима не приводит к желаемому успеху. И поэтому Китай не хочет легкомысленно отказаться роли одного из последних партнеров на переговорах, которому доверяет Асад. 

 

Конечно, теперь Пекин обязан использовать имеющиеся у него возможности. Это тем более важно, поскольку китайцы убеждены в том, что западные союзники в случае с Ливией использовали в своих интересах резолюцию Совета Безопасности ООН. Тогда была достигнута договоренность об установлении беспилотной зоны для самолетов Каддафи. Но за этим последовали воздушные налеты на правительственные войска, которые и помогли оппозиции добиться победы. Поэтому Пекин получает подтверждение своим опасениям и видит теперь еще меньше причин для одобрения резолюции - пока все не возьмут на себя обязательство в глобальном отношении придерживаться тех правил игры, которые на Западе на государственном уровне давно стали привычными.

 

С точки зрения Пекина, на глобальном уровне в мире все еще господствует несправедливость, основанная на праве сильного. Прежде всего Соединенные Штаты совсем не заинтересованы в том, чтобы сложившаяся ситуация изменилась, так как они получают от этого выгоду. Поэтому в лицемерии можно обвинить не только Китай, но и Запад. Поразительно то, что даже постоянный представитель Германии при ООН Петер Виттиг (Peter Wittig) присоединился к хору возмущенных и, имея в виду Китай и Россию, заговорил о «вопиющем позоре».

 

Никто серьезно не верит в то, что резолюция Совета Безопасности ООН может что-то изменить в запутанной ситуации в Сирии, где каждый день продолжают погибать люди. Однако возмущение представляется неуместным: высокомерие Запада препятствует совершенствованию правил игры и ослабляет, таким образом, инструменты ООН, которые сегодня важны как никогда. По иронии судьбы именно китайцы и русские настаивают на достижении прогресса в этом вопросе. Объясняется это просто: оба важнейших члены группы БРИК Китай и Россия больше не хотят быть обманутыми.