Недавний провал попытки Совбеза ООН принять резолюцию, осуждающую Башара аль-Асада за жестокое подавление протестов в Сирии после многих месяцев борьбы против безоружных граждан, наталкивает на мысль, что это дело безнадежно. Россия и Китай наложили вето на резолюцию, содержащую предложение начать процесс перехода к демократии на основе достигнутого соглашения, несмотря на полную поддержку со стороны Лиги арабских государств, обычно настроенной против международного вмешательства. Эта тупиковая ситуация вновь вызывает извечные вопросы о способности международного сообщества реагировать на кризисы, о легитимности права вето и о доктрине ответственности за защиту, которая легла в основу вторжения в Ливию. Голосование по Сирии, однако, вероятно, еще больше укрепило общую точку зрения мировых развивающихся демократий: диктаторы, решительно настроенные остаться у власти любой ценой, более неприемлемы.


Читайте также: Египетские власти против американских демократических организаций

Двойное вето сделало действия международного сообщества особенно затруднительными. Оно также доказывает, что Россия и Китай все больше отделяются от расширяющегося консенсуса, основанного на том, что нарушение прав человека требует международного отклика. В одном углу находятся новые демократии, прислушивающиеся к мнению избирателей в своем государстве, которые вынуждены поддерживать движения в защиту всеобщих прав. В другом углу Россия и Китай стараются унять недовольство у себя дома, одновременно пытаясь поддержать иностранных диктаторов. Этот раскол стал достаточно очевидным, когда Индия и Южная Африка отстранились от своих привычных компаньонов по БРИКС и поддержали резолюцию Совбеза ООН по Сирии. Бразилия, вероятнее всего, присоединилась бы к этой демократической когорте, если бы она все еще была в Совете.

 

Развивающиеся великие державы?

 

Развивающиеся демократии, такие как Индия, Бразилия и Южная Африка, вместе с Турцией и Индонезией, начинают выступать в защиту прав человека таким образом, что это может изменить международную систему. Индия, Бразилия и Южная Африка уже называют себя IBSA, ясно апеллируя к своей демократической сущности и отделяя себя от России и Китая. Если к ним добавить Турцию и Индонезию – крупные демократии в основном с мусульманским населением – то эта группа, которую мы называем IBSATI, еще больше закрепит за ними статус развивающихся демократий, которые, в отличие от России и Китая, добились значительных успехов в экономике, расширяя при этом границы прав своих граждан.

 

Однако сотрудничество со странами IBSATI и иными демократиями, сходными с ними во взглядах, требует искусной дипломатии. Нам известно по их реакции на события арабской весны и другие демократические переходы, что государства IBSATI обладают некоторыми общими характеристиками, когда дело доходит до поддержки политических реформ в их собственных соответствующих регионах и за их пределами. Все пять стран недвусмысленно выразили свою приверженность демократическим стандартам и правам человека, которые для них являются как целью национального развития, так и принципом их внешней политики. Эта совместная отправная точка предоставляет им возможность найти общую платформу друг с другом и остальными более развитыми демократиями.

 

Тем не менее, существует огромный разрыв в отношении предпочтительных методов международного воздействия на этой арене. Государства IBSATI решительно предпочитают более мягкие инструменты международного вмешательства – то, что они называют конструктивное участие, посредничество, спокойная дипломатия и диалог. В отличие от них установившиеся демократии гораздо быстрее прибегают к осуждению, санкциям и даже военному вмешательству в таких случаях, как ситуации в Ливии и Кот-д' Ивуар. Будучи членами Совбеза ООН во время вторжения в Ливию, Бразилия, Индия и Южная Африка колебались между сдержанной поддержкой и скептическим отношением к военным действиям. Однако они не блокировали попытки западных держав вмешаться. Тем не менее, они резко возражали против быстрого перехода НАТО к стратегии смены режима –  подходу, который привел к нынешней безвыходной ситуации в вопросе Сирии. Хотя они поддержали недавнюю резолюцию по Сирии, Индия и Южная Африка противились более ранним попыткам осудить массовые убийства. Они добились смягчения текста резолюции, чтобы исключить из него даже намеки на применение силы, сделав акцент на важности всестороннего диалога, который должен привести к переходу политической власти. 


Читайте также: Давайте утвердим мир и демократию в Латинской Америке

То, что страны IBSATI предпочитают посредничество и диалог вмешательству, отчасти можно объяснить их внутренними событиями. История каждой из этих стран по преодолению авторитарного, военного, расистского и/или колониального наследия – которые непосредственно поддерживались или поощрялись западными государствами – в пользу конституционной демократии не может вылиться в беспрекословную поддержку международного вмешательства ради защиты демократии и прав человека. Воспоминания о внешних вмешательствах и западном одобрении ненавистных режимов пустили корни слишком глубоко. Кроме того, в воздухе все еще витает призрак американского вторжения в Ирак. Это заставляет законодателей государств IBSATI уделять первостепенное внимание принципам национального суверенитета и невмешательства и противостоять традиционным средствам «смены режима» в пользу мирных, опосредованных и длительных процессов политического перехода. Во время недавнего голосования по Сирии в Совбезе ООН Индия и Южная Африка неоднократно выражали свое почтительное отношение к сирийскому суверенитету и территориальной целостности.

 


Возражение государств IBSATI против существующего соотношения сил в международной системе сделало достижение консенсуса вокруг усилий западных стран еще более проблематичным. Хотя и в различной степени, государства IBSATI требуют большего представительства в международном порядке, что приводит к их сопротивлению определенным действиям международного сообщества, основанным на принципе избирательности, двойных стандартов и лицемерии. Чтобы сохранить постоянное место в Совбезе ООН, такие государства как Бразилия и Индия стараются приобрести как можно больше друзей, смягчая ради этого откровенную критику недемократических режимов и укрепляя связи солидарности Юг-Юг. Более того, их общее стремление приобрести более значительную долю в глобальной архитектуре зачастую выражается в протесте против вмешательства ООН, которым руководят державы с установившейся демократией.

 

Эти пять государств прилагают значительные усилия, чтобы добиться влияния в своих регионах и иметь весомое положение в региональных организациях. Они также все больше и больше настаивают на почтительном отношении к региональным институтам, поскольку последние являются защитой от широкого международного вмешательства в периоды политических кризисов – это позиция, по их мнению, несет в себе двойную выгоду, ограничивая вовлеченность Запада в их дела и укрепляя их собственную роль в соответствующих регионах. Удивительно, но Лига арабских государств поддержала вторжение сил НАТО в Ливию и сейчас является главным адвокатом действий ООН в Сирии, таким образом, помогая убедить страны IBSATI согласиться с более жестким вмешательством ради защиты мирных граждан. На недавнем голосовании Индия и Южная Африка заявили, что поддержка резолюции Лигой арабских государств является важным фактором для их согласия с ней. Турция также отличилась, резко осудив варварские действия Асада и, таким образом, утвердив свое лидирующее положение в арабском мире.

Читайте также: Гибридные демократии

Возрождение прав человека

 

Государства IBSATI служат наглядным примером того, что демократические режимы и экономический рост – понятия отнюдь не взаимоисключающие. Те, кто беспокоится о том, что недостатки демократий в государствах IBSATI могут сделать из них скверные модели демократизации, должны более оптимистично смотреть на вещи: реальность предоставляет нам убедительные примеры перехода, особенно в случае с государствами, стремящимися к значительному прогрессу, а не читающими проповеди о демократии.

 

Развивающиеся и установившиеся демократии будут последовательно и открыто сталкиваться в вопросе предпочтительных методов защиты прав человека. Тем не менее, как продемонстрировало голосование по Сирии, здесь все еще остается возможность для сотрудничества, особенно если значимые региональные державы согласятся участвовать, а уважение к территориальной целостности будет искренним.


Читайте также: Ну что сказать на вето товарищей?

Вето России и Китая по сирийской резолюции привело к тому, что они стали выглядеть бессердечными автократами, находящимися в осаде у себя на родине и опасающимися, что международное сообщество приобретет больше полномочий в борьбе против внутренних репрессий. Индия и Южная Африка, с другой стороны, пользовались терминологией защитников прав человека: свобода самовыражения, свобода собраний и восстановление личного достоинства.

 

Несмотря на то, что международному сообществу пока не удалось принять действенные меры в Сирии, популярность демократических норм среди развивающихся демократических держав сигнализирует о потенциально мощном геополитическом сдвиге в сторону защиты прав человека. Было бы мудрым решением со стороны западных государств заручиться поддержкой этих развивающихся демократий, приняв во внимание их опасения и относясь со всей серьезностью к реформе ООН. Сотрудничество с ними будет нелегкой задачей, учитывая их сложившееся исторически скептическое отношение к западным державам и предпочтение достигнутым в ходе переговоров компромиссам, а также их авторитет в регионах. Однако их общая приверженность демократическому поведению предполагает, что они могут стать близкими партнерами Запада, особенно когда дело будет касаться защиты прав человека.

 

Тед Пикконе (Ted Piccone) - старший научный сотрудник и заместитель руководителя отдела  внешней политики Института Брукингса, где Эмили Алайникофф (Emily Alinikoff) является ассистентом старшего научного сотрудника.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.