Политики любят обещать светлое будущее. Один циничный человек сказал в свое время, что обещание светлого будущего – есть суть работы политического лидера. Никто ведь толком не помнит, что кто кому и когда пообещал. В самом крайнем случае, можно сказать, что обещания вырваны из контекста, что имелось в виду совсем иное, что изменились обстоятельства, что шел снег, что… что… что...  В общем, все естественно и понятно – политик такая же профессия, как любая другая, всем хочется продвигаться на вершину, а пробившись, удерживаться на ней как можно дольше. Ну а специфика работы такова, что добиться этого можно лишь, скажем осторожно, чуть приукрашивая действительность. Скажем чуть менее осторожно: привирая гражданам. Что поделать, работа.

Израильские политики ничем не хуже своих коллег из других стран. Они, правда и ничем не лучше, что особенно печально в период чрезвычайных ситуаций, подобно той, которую мы наблюдаем на юге страны. Но в общем и целом, как сегодня принято говорить, политики они такие политики… И все-таки иногда, возвращаясь с работы и утыкаясь взглядом в экран телевизора, где выступает очередной наш лидер, я закрываю глаза и начинаю фантазировать. Я представляю себе, как выходит премьер-министр на трибуну и говорит: «Дорогие сограждане, я говорю вам правду, и она состоит в том, что хорошо в обозримом будущем не будет. Хорошо не будет потому, что в Газе правит ХАМАС, и мы не можем себе позволить сегодня операцию по зачистке гнезд террористов, а тем более реоккупацию сектора, и поэтому миллиону граждан остается лишь найти себе убежище покомфортабельнее.

Читайте также: Почему Биньямин Нетаньяху не посмеет атаковать Иран?
 
Хорошо не будет потому, что арабский мир проходит процесс исламизации, а значит шансы на урегулирование, если они вообще когда-либо были, стремятся к нулю. Хорошо не будет потому, что маленькая, перманентно воюющая, даже вялотякуще, страна,  вынуждена опираться на сильных союзников. А сильные союзники порой требуют плату, согласившись на которую становится не очень ясно, в чем же, собственно, независимость заключается.



Хорошо не будет потому, что все это влияет на экономику, а экономика – это не цифры и отчеты, а цены на жилье, и бензин, и продукты, и поездки за границу. Хорошо не будет потому, что мы живем в обществе, состоящем из разных, порой враждебных друг другу групп, и даже общие враги уже не способны эти противоречия сгладить. Хорошо не будет потому, что попытка построить чуть-чуть США и чуть-чуть Европу на Ближнем Востоке изначально обречена на тот американизированный левант, который мы наблюдаем, а все европейское, что у нас есть – это участие футбольных и баскетбольных клубов в континентальных турнирах, да и там зачастую израильтян, как таковых, можно пересчитать по пальцам.

Хорошо не будет потому, что мы такие, и других евреев у нас нет, как сказал очень давно Бен-Гурион. Не будет здесь Америки, да и той самой Швейцарии, в которой мечтал поселить евреев великий Бабель, здесь тоже не будет, во всяком случае при нашей жизни. Я не хочу вас обманывать, дорогие сограждане, хорошо не будет. Если вы хотите голосовать за правду, голосуйте за меня. Если вы предпочитаете красивую ложь – голосуйте за лгунов, и да поможет нам Б-г».

Еще по теме: Израиль стоит на пороге хаоса

Но фантазии, также как и сны, имеют свойство таять в небе и тонуть в реальности. Я открываю глаза и слышу, как с трибуны Кнессета (ну или с любой другой трибуны) премьер-министры обещают нам победу. Над «Хизбаллой», ХАМАСом, «Аль-Каидой», Электрической компанией, строительными подрядчиками, коррумпированными чиновниками, засухой и снегопадом. И что не менее поразительно, мы каждый раз верим, голосуем, приводим к власти, а затем разочаровываемся и с треском сбрасываем. Причем, сбрасываем исключительно для того, чтобы очень быстро найти нового…сказочника. А еще больший парадокс состоит в том, что политик, пообещавший избирателям «пот, кровь и слезы» становится автоматически неизбираемым. Вы встречали политиков, готовых на добровольное самоубийство?

Читайте также: Мифа об израильской армии больше не существует

Печальный опыт предшественников делает израильских лидеров чуть сдержанней в обещаниях. Эхуд Ольмерт с трибуны Кнессета пообещал на пятый день Второй ливанской войны победу над «Хизбаллой». Война давно закончилась, а победа так и не пришла. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху не обещает нам скорой победы над ХАМАСом, а мало кто помнит, что свержение власти исламистов в секторе записано в коалиционных соглашениях. И тем не менее мы не слышим да и не услышим, видимо, того самого черчиллевского обещания «пота, крови, тяжкого труда и слез». А жаль. Скоро выборы, и за политика, пообещавшего это, я проголосовал бы без всякой связи с остальным сказанным им. Просто потому, что правда привлекательней лжи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.