Утром 22 июня Турция сделала ошеломляющее заявление, сообщив, что она потеряла контакт со своим истребителем F-4, когда он пролетал недалеко от границы с соседней Сирией, и что она ведет поисковую операцию, чтобы спасти двоих пилотов самолета.

 

Подробности этого инцидента до сих пор до конца не выяснены. Турецкая газета Hurriyet Daily News передает, что сирийские власти принесли официальные извинения Турции за то, что их система ПВО сбила турецкий самолет (и оказали необходимую помощь в проведении спасательной операции). В свою очередь ВВС отмечает, что турецкое правительство созвало срочное совещание по вопросам безопасности, а свидетели инцидента в сирийском прибрежном городе Латакиа рассказали репортерам BBC Arabic, что сирийская система ПВО сбила турецкий самолет. Но ни одно из ключевых обстоятельств этого происшествия – характер операции истребителя, причина и место крушения, местонахождение пилотов – власти не подтвердили.

 

«Мы потеряли связь с самолетом, и пока мы не располагаем никакими данными относительно того, что и произошло и был ли он сбит», - заявил на пресс-конференции в пятницу, 22 июня, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

 

Но даже имея на руках лишь непроверенную информацию, есть смысл спросить: может ли этот инцидент – или инцидент, подобный этому – вызвать более агрессивные действия в отношении Сирии со стороны международного сообщества? В конце концов, Турция – член НАТО, а в 5-й Статье Вашингтонского договора утверждается принцип коллективной обороны:

 

«Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону, признаваемого Статьей 51-ой Устава Организации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленно осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимыми, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона».

 

После 11 сентября НАТО прибегло к этой статье в первый и пока последний раз, пообещав поддержать ответный удар вооруженными силами США, если будет доказано, что атаки были совершены иностранными гражданами. Вскоре на брифингах с государствами-членами НАТО США выполнили это условие, однако, в конце концов, власти США приняли решение бороться с движением Талибан вне рамок НАТО. (Также стоит отметить, что войска НАТО задействованы во множестве операций, которые не подпадают под действие 5-й Статьи.)

 

Если у Турции есть основания полагать, что Сирия сбила ее истребитель, может ли НАТО ответить подобным же образом? И этот вопрос не такой необоснованный, как может показаться.  Затянувшийся кровавый кризис в Сирии испортил отношения между Анкарой и Дамаском, и в апреле 2012 года Турция заявила, что она готова оказать помощь НАТО в соответствии с 5-й Статьей, чтобы защитить свои границы от набегов со стороны сирийских вооруженных сил – эту угрозу Сирия назвала «провокационной».

 

Однако Курт Волкер (Kurt Volker), руководитель Института международного управления Маккейна и бывший представитель США в НАТО, отмечает, что 5-я Статья просто дает государствам-членам НАТО возможность консультироваться друг с другом и не предполагает обязательного военного ответа. Если Турция захочет вынести инцидент с истребителем на рассмотрение альянса, то, скорее всего, турецкий посол в Брюсселе во время встречи с генеральным секретарем НАТО будет настаивать на созыве формального совещания, на котором будет сформулирован надлежащий ответ.

 

«Ответ может оказаться любым – от заявления, в котором вновь будет сказано о неприкосновенности гарантий безопасности и до скоординированных действий членов НАТО, которыми они смогут ответить на дальнейшие угрозы интересам Турции», -  отметил Волкер.

 

Волкер считает, что инцидент с истребителем не сможет существенно  изменить ответную реакцию международного сообщества на сирийский конфликт, но он также уверен, что совещание членов НАТО по этому вопросу может стать началом более широкой дискуссии, касающейся того, каким образом можно организовать военное вмешательство в дела Сирии вне рамок Совбеза ООН, где Россия и Китай уже несколько раз блокировали подобные действия. По его словам, один из возможных сценариев  - объединение сил западных и арабских стран для создания «безопасных зон» в Сирии, поддержки сирийской оппозиции и проведения авиационных ударов по сирийским военным объектам.

 

«У меня есть чувство, что терпению международного сообщества постепенно приходит конец, - объясняет Волкер. - Учитывая резню в сирийских деревнях и бесстыдство россиян, которые пытаются вооружить сирийцев, полагаю, что мы приближаемся к той точке, когда подобное вмешательство сил коалиции становится гораздо более вероятным, чем еще два месяца назад».

 

Джеймс Джойнер (James Joyner), исполнительный редактор Atlantic Council, отмечает, что, в том случае если Сирия сбила турецкий самолет на своей воздушной территории, это нельзя считать нападением. Он добавляет, что даже если НАТО решит, что Сирия напала на Турцию, то вряд ли у альянса сейчас есть желание развязывать войну с Сирией. 

 

«Одно дело, если бы Сирия отправила сухопутные войска в Турцию и открыла бы там стрельбу, - говорит он, - но сбитый самолет, который, возможно, вел наблюдение за сирийским воздушным пространством – это совсем другое дело. Честно говоря, сейчас вряд ли мы сможем пойти дальше жестких предупреждений или новых санкций в отношении Сирии».

 

Обновление: По окончании срочного совещания по вопросам безопасности премьер-министр Эрдоган выступил с заявлением, в котором говорится, что Турция считает, что именно сирийские системы ПВО сбили турецкий истребитель, и что его пилоты еще не найдены. Как сообщает ВВС, Эрдоган также добавил, что Турция примет решительные ответные меры, как только ей удастся выяснить, что именно произошло 22 июня.

 

Представитель военного министерства Сирии также выступил с заявлением, касавшимся турецкого истребителя, где говорится, что утром в пятницу «неопознанная воздушная мишень» «вторглась в границы воздушного пространства Сирии» и что «сирийские системы ПВО отреагировали артиллеристским ударом, сбив ее в тот момент, когда она находилась на расстоянии 1 километра от суши, что привело к ее крушению в территориальных водах Сирии к западу от деревни Ом аль-Туйор в провинции Латакиа, в 10 километрах от пляжа». Он также добавил, что сирийские военные провели операцию «в соответствие с законами, действующими в подобных случаях».