Начало избирательной кампании Мохаммеда Мурси было катастрофическим. Его кандидатура была выдвинута после дисквалификации избирательной комиссией второго человека среди «Братьев-мусульман» Хайрата эль-Шатера. Тем самым Мурси немедленно заслужил прозвище «запасное колесо», от которого ему было непросто избавиться. Некоторые говорили, что у него нет харизмы. Как бы то ни было, мощная избирательная машина его движения сделала свое дело. Несмотря на падение рейтингов «Братьев-мусульман» и давление военных, Мохаммед Мурси может гордиться тем, что стал первым в истории президентом Египта, которого избрали без серьезных нарушений на выборах.

Логичный кандидат для «Братьев-мусульман»


Мохаммед Мурси родился в 1951 году в дельте Нила в небогатой крестьянской семье. Этот инженер по образованию официально присоединился к «Братьям-мусульманам» в 1979 году. В 2000 году его избрали «независимым» (движению было запрещено заниматься политической деятельностью) депутатом нижней палаты парламента.

Читайте также: Египет - чем грозит неопределенность?

В 2007 году Мохаммед Мурси, который входил в исполнительный совет «Братьев-мусульман» и возглавлял его политический комитет, начал подготовительную работу по созданию партии в надежде на гипотетическое открытие режима. Этот близкий соратник Хайрата эль-Шатера и серый кардинал движения отстаивал наиболее консервативные идеи, которые возмущали самых молодых его членов. «Коптам и женщинам было запрещено претендовать на пост президента Египта. Мурси также предлагал создать религиозный совет, которому было бы поручено проверять законы на соответствие шариату», - вспоминает бывший член движения Абдельрахман Аяш, который предпочел дистанцироваться от своих бывших собратьев.

После революции «Братья-мусульмане» получили право заниматься политикой после 80-ти лет подпольной деятельности. Мохаммед Мурси получил ключи от созданной в апреле 2011 года Партии свободы и справедливости. Именно он вел диалог с другими политическими объединениями для формирования альянсов на предстоявшие парламентские выборы. Такая главенствующая позиция стоила ему насмешек со стороны самых молодых сторонников «Братьев мусульман», которые называли Мурси тренером, а других членов управляющего совета - его игроками.

Как бы то ни было, ему все удалось. «Братья-мусульмане» завоевали почти половину мест в парламенте и стали главной политической силой страны. Противостояние армии относительно власти подтолкнуло их к участию в президентской гонке. Сначала они выставили Хайрата эль-Шатера, однако его кандидатуру отклонили из-за того, что в прошлом он был политическим заключенным. В результате кандидатом движения стал Мохаммед Мурси. «У него есть политический опыт и не меньшая известность, чем у Хайрата эль-Шатера», - отметил пресс-секретарь кандидата Мурад Мохаммед Али во время кампании. Газета Партии свободы и справедливости даже сравнила дуэт Мурси-эль-Шатер с Франсуа Олландом и Домиником Стросс-Каном, подчеркнув, что «сменные» кандидаты могли одержать победу на выборах.

Также по теме: Египет переживает самые тяжелые часы в своей истории


Человек консенсуса

Среди «Братьев-мусульман» Мохаммеда Мурси представляют как сторонника диалога. «Это гибкий человек, который стремится найти консенсус», - уверен главный редактор интернет ресурса движения Халед Хамза. Пресс-секретарь Мурад Мохаммед Али, в свою очередь, подчеркивает его открытость и умение принимать решения. Мохаммед Мурси сам провозгласил себя «президентом всех египтян» после объявления первых результатов голосования в первом туре. Тем не менее, до первого тура, в котором ему составил конкуренцию умеренный исламист Абуль Фотух, он выстраивал свою кампанию на ценностях жесткого ислама, обещая применение мусульманских законов и регулярно критикуя Израиль.

Тем не менее, в перерыве между двумя турами он все же смягчил свою позицию, чтобы привлечь голоса революционных либералов и умеренных исламистов, а также успокоить западные державы. Незадолго до второго тура в The Guardian вышла его статья, в которой он напомнил о приверженности демократическим ценностям, пообещал «впервые в истории Египта» ввести в состав правительства женщин и подчеркнул незыблемость Кэмп-Дэвидских соглашений. «Когда я вижу, как он говорит это по телевидению, мне ясно, что он сам в это не верит», - рассказывает молодой член движения из близкого круга Мурси. Не исключено, что новый президент пытается запутать следы. В любом случае, его поле для маневра заметно сократится после принятия поправок в Конституцию, о которых говорили военные на прошлой неделе.