Москва – В одном квартале в тени жасминовых кустов в сирийском портовом городе Латакия Наталья живет через три дома от Нины, через два от Ольги, напротив ее дома - за узкой аллеей живет Татьяна, а в нескольких минутах ходьбы - Елена, Фаина и Надежда. Все они – из бывшего Советского Союза, все – замужем за сирийцами. А если посмотреть на всю Сирию, то количество жен из России увеличится до 20000. Это - человеческое наследие альянсов холодной войны, которые, начиная с 1960-х годов, смешали молодую элиту разных стран в советских общежитиях и учебных аудиториях.

Эта необычная диаспора позволяет изнутри посмотреть на многогранные взаимоотношения между двумя странами, из-за которых Кремль не желает расстаться с сирийским президентом Башаром Асадом. У России в Сирии есть стратегические интересы, включая контракты на поставку оружия на сумму 700 миллионов долларов в год, а также крохотный порт на средиземноморском побережье, где находится последняя российская военная база за пределами постсоветского пространства.

Но есть и человеческий фактор, запущенный полвека тому назад, когда формировались социальные связи между молодежью, знакомившейся в вузах. Зайдите в любое сирийское министерство, в штаб-квартиру любой компании, и вы наверняка найдете там людей, которые в свои 20 с небольшим лет жили и учились в России. Многие вернулись домой с женами и вырастили детей в русско-говорящих семьях.

«Они - жены элиты, способные оказывать определенное влияние. Но это - мягкое влияние, - говорит Нина Сергеева, которая до недавнего времени возглавляла организацию выходцев из России в Латакии. – Элита Сирии, мужчины, очень тесно связаны с Россией и ориентируются на нее».

Конфликт в Сирии не поддается дипломатическому решению, а между тем, в этой стране живет примерно 30000 российских граждан, в основном - женщины и дети. Это - оценочные данные правительственных источников. С этой проблемой Москва сталкивалась на Ближнем Востоке и раньше, когда из-за падения сотрудничавших с СССР режимов российские граждане оказывались в западне. Но в таких масштабах Москва ни с чем подобным не встречалась. А в эпоху социальных СМИ беды российских граждан могут стать серьезным затруднением для Кремля.

«Если исходить из недавнего опыта эвакуации из Ливана и Палестины, проблемы возникают всегда – хотя там речь шла не о тысячах, не о десятках тысяч людей, а о нескольких сотнях», - говорит московский политолог Елена Супонина, специализирующаяся на Ближнем Востоке. Задача по эвакуации россиян из Сирии, говорит она, будет в сто раз сложнее.

Российское население Сирии - это результат эксперимента, начавшегося в 1963 году, когда к власти пришла социалистическая партия Баас (Партия арабского социалистического возрождения). Советы давали образование лучшим студентам из Азии, Африки и Латинской Америки, сводя их вместе с советскими однокашниками в студенческих отрядах и на «вечерах дружбы».

Цель заключалась в формировании общемировой просоветской интеллектуальной элиты, а непосредственным результатом становились свадьбы. Молодые женщины эмигрировали, став женами врачей, преподавателей и государственных служащих. «Советская сторона прощалась с ними и практически навсегда от них отказывалась», - говорит историк Наталья Крылова, написавшая немало публикаций о россиянах в Африке.

Сирийско-русские брачные союзы были наиболее частыми – и не только по геополитическим причинам, говорят в интервью мужья и жены. Многие сирийцы серьезно менялись за время жизни в России. Они также старались избежать выплаты калыма, что является многолетним обычаем на Ближнем Востоке. Чтобы взять в жены сирийку, «вам нужна квартира, нужно платить деньги, нужно покупать золото, а для русской женщины нужно только обручальное кольцо», - говорит Махмуд аль-Хамза (Mahmoud al-Hamza), познакомившийся со своей женой Надеждой в московском парке в 1971 году.

У советских девушек были свои причины выходить замуж за сирийцев: они не пили и имели возможность свободно ездить в СССР благодаря связям партии Баас с коммунистами. Новая волна межнациональных браков началась с распадом Советского Союза, когда молодые россиянки стремились убежать от экономического хаоса.

«Пусть весь мир это услышит: российские мужчины, может, не все, но более половины, это - альфонсы», - говорит Роксана Дженид, вышедшая замуж за бизнесмена Ваэля в 2000 году. Она живет с ним в Москве. Ее муж тоже выгадал, отмечает Роксана, потому что избежал тесных семейных связей, которые он получает вместе с невестой.

«Если начинается ссора, что будет делать россиянка? Она будет плакать, - говорит Роксана. – Максимум, она пойдет к подруге и расскажет, что ее муж такой и сякой. А что сделает арабка? Она соберет всех своих родственников. Она может ворваться ночью в дом к матери своего мужа или его сестры и начать орать».

Журналист Таха Абдул Вахид (Taha Abdul Wahed) женился на русской, и сейчас они живут в пригороде Дамаска. По его словам, это явление стало настолько заметным в последние годы, что молодые люди, никогда не бывавшие в России, «начали вполне серьезно обращаться к нам с просьбой помочь жениться на русской».

Российско-сирийские семьи оказались втянутыми в ожесточенный конфликт 16 месяцев тому назад, когда режим Асада начал силой подавлять антиправительственные протесты. Теперь оппозиция превратилась в вооруженное повстанческое движение. Россия обвиняет в кровопролитии внешние силы и решительно стоит на стороне властей, продолжая поставлять в Сирию оружие и блокируя международные усилия по лишению Асада власти.

Русская православная церковь также стоит на стороне светского правительства Асада, заявляя, что оно защищает религиозные меньшинства и выступает в качестве оплота борьбы с радикальным исламизмом.

В феврале, когда Россия заблокировала в Совете Безопасности ООН резолюцию с призывом к Асаду уйти, главный представитель православной церкви в Сирии пожаловался агентству «Интерфакс», что его приход распадается, так как русские семьи уезжают из Сирии, посольство закрыло школу, а «женщин вслух оскорбляют в некоторых районах Дамаска».

Представитель российского консульства, согласившийся говорить на условии соблюдения анонимности, сообщил, что официально в посольстве зарегистрировано 9000 россиян, хотя он считает, что в Сирии проживает более 30000 российских граждан. По его словам, сейчас планов эвакуации граждан нет, но в случае необходимости в разные города будут направлены автобусы, чтобы перевезти русских в безопасное место.

Такая операция может быть осложнена тем, что в Сирии проживает также много жен с Украины, из Белоруссии и Молдавии, которые наверняка обратятся за помощью к Москве, чтобы та помогла их гражданам, сообщает Елена Супонина. По ее словам, она знает десятки семей, которые в последние недели потихоньку вывезли женщин и детей в Россию. По ее словам, власти «уделяют этому все больше и больше внимания».

«Их можно критиковать за какие-то ошибки, но все-таки в Москве давно уже поняли, что этот вопрос -очень болезненный», - говорит она.

Но самый острый аспект проблемы заключается в том, что за полвека смешанных браков стало очень трудно определить, кто здесь русский, а кто - нет. Эта линия стерлась.

Светлане Зайцевой, которая говорила со мной по телефону из своего дома в портовом городе Тартус, было 19 лет, когда она познакомилась со своим мужем-сирийцем, изучавшим лингвистику и жившим в одном общежитии с ней в бывшем Ленинграде.

Она и ее друзья имели очень слабое представление о жизни в других странах, говорит Зайцева. В Советском Союзе казалось, что «все люди в мире наши друзья, братья и товарищи». Через шесть месяцев после знакомства, рассказывает она, «я поняла, что мы любим друг друга и не можем друг без друга жить».

«Но с высоты своего возраста должна сказать, что, конечно же, лучше выходить замуж за соотечественника», - говорит она.

Свое решение она приняла давно, и сейчас у 62-летней Зайцевой трое детей и четверо внуков. Она надеется, что конфликт закончится. Но даже если он перерастет в войну, Светлана все равно намерена оставаться в Сирии  до самого конца.

«Иначе быть не может, - говорит она. – Мы стали частью этой страны. У нас здесь дети, которые являются гражданами Сирии, у нас здесь внуки. Все наше - здесь».

Свой материал для статьи предоставили Виктор Клименко и Анна Кордунски (Anna Kordunsky).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.