Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Впервые в истории государства бывший премьер-министр Израиля был обвинен в уголовном преступлении – в нарушении доверия. Несмотря на это, приговор иерусалимского окружного суда по этому делу представляет собой сложный и бескомпромиссный документ, свидетельствующий о том, что судьи действовали в полном соответствии с возложенными на них функциями и не поддались давлению со стороны средств массовой информации.

Эхуд Ольмерт был обвинен в том, что его действия противоречили общественным интересам. Ольмерт действовал в пользу своего друга и бывшего делового партнера, адвоката Ури Месера . Одновременно суд оправдал бывшего главу правительства, отвергнув два других, весьма серьезных, пункта обвинительного заключения, которое выдвинула против него государственная прокуратура: использование денег из государственной казны в личных целях и финансирование частных поездок за границу за счет общественных еврейских фондов.

И хотя с точки зрения прокуратуры, процесс Ольмерта выглядит неудачным, судьи не сочли необходимым подвергнуть критике работу этого государственного учреждения. Напротив, даже в отношении тех пунктов обвинительного заключения, по которым Олмьерт был оправдан «за недостаточностью доказательств», судьи подвергли критике действия бывшего премьер-министра по этическим и дисциплинарным аспектам.

Так, например, судьи отмечают, что Ольмерт получал «карманные деньги» от Моше Талански. Ольмерт также писал рекомендательные письма в поддержку бизнеса Талански, адресованые иностранным предпринимателям. Суд отклонил утверждение адвокатов Ольмерта, что ничего предосудительного, с моральной точки зрения, в подобного рода поведении нет.

В том, что касается пункта, по которому Ольмерт был признан виновным, судьи постановили, что действия бывшего премьер-министра являются особенно недопустимыми в связи с его высоким общественным статусом и сокрытием дружеских отношений с Месером.

Нарушение доверия со стороны высокопоставленного государственного деятеля является преступлением, которое не имеет смягчающих обстоятельств, поскольку речь идет о нарушении доверия общества, возлагающего на министров и глав правительств задачи государственной важности.

Вместе с тем, государственная прокуратура должна тщательно проанализировать, почему суд над Ольмертом завершился таким образом. Нельзя требовать от прокуратуры, чтобы все, выдвинутые ею, обвинительные заключения суд признавал бесспорными. Но правы и те, кто утверждают, что обвинительное заключение, выдвигаемое против действующего главы правительства, которое суд отвергает по большинству пунктов, не может не стать причиной для серьезной проверки работы государственной прокуратуры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.