Несколько месяцев назад российский президент Владимир Путин прибыл в Израиль с кратким визитом. Президент, которого к нашему стыду поддерживает израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман (Avigdor Liberman) и которым просто восторгается член Кнессета Анастасия Михаэли (Anastasia Michaeli), также был тепло встречен лидерами израильского правительства, и в первую очередь лично Биньямином Нетаньяху (Benyamin Netanyahu). Такой прием не оставляет места для сомнения в том, что две страны, действительно, тесно связаны. При этом другой недавний случай, крайне неудобный для Путина, показывает, что именно он должен восхищаться Израилем, а не наоборот.

Израиль славится тем, что его правовая система время от времени уступает политическому влиянию как правых, так и левых - причем не только в судах высшей инстанции. Иногда приговоры явно выглядят политически окрашенными и сопровождаются обстоятельствами, которые невозможно оправдать. Случаи Джонатана Поллака (Jonathan Pollack), которого приговорили к трем месяцам тюрьмы за то, что он медленно ехал на велосипеде в ходе демонстрации против операции «Литой свинец», и Рахамима Ниссими (Rachamim Nissimi), который заблокировал дорогу во время протеста против вывода поселений и получил такое же наказание, показывают, что проблема в системе есть. Дело в том, что демонстрации по своей природе носят деструктивный характер. Их цель задевать, ранить, выказывать правительству недовольство. Таковы правила игры. Демонстранту можно быть грубым, неприятным и нарушать общественный порядок. Полиция, напротив, не вправе проявлять жестокость и должна уважать свободу выражения политических взглядов.

Возьмем дело Pussy Riot, российской феминистской группы, возникшей в феврале и занимавшейся спонтанными протестами против Путина. В прошлую пятницу три ее участницы были приговорены к двум годам лишения свободы по обвинениям в хулиганстве, совершенном по мотивам религиозной ненависти. Это не относилось к содержанию их выступления, но к самому поступку: участницы Pussy Riot собрались в общественном месте, оскорбляли общество и пытались протестовать против сложившейся ситуации. Если бы они протестовали там, где это разрешено делать – в собственных домах, – никто и не услышал бы о Pussy Riot.

Вряд ли процесс можно было назвать справедливым, хотя большая часть российского общества его поддерживает. Когда судят политических хулиганов, содержание их выступлений в суде не упоминается и не обсуждается. Если подозреваемого назвали хулиганом, никому уже не важно, протестовал ли он против рекламы зубной пасты или против мэра. Важно нарушение общественного порядка. В подобных обстоятельствах защита не может призвать фокусироваться не на форме, а на содержании – оно не подлежит обсуждению. Таким образом, сама архитектура процесса исключает справедливость.

В этом заметно явное сходство между Израилем и диктатурой Путина: у нас тоже многое делается для того, чтобы ограничить протест. Дело, разумеется, совсем не в политике – просто суд считает, что, если для того, чтобы публично выражать свою позицию, людям каждый раз необходимо будет получать разрешение, это поможет сохранить общественный порядок  (см. AA 6095-07-12 «Хацав против Тель-Авива»). Этот подход не ограничивается словами: тель-авивские городские власти недавно выпустили административное предписание, согласно которому «демонстрации, митинги, церемонии, акции солидарности, благотворительные мероприятия, праздничные мероприятия и любые другие формы деятельности, выражающие ту или иную идею, мнение, систему ценностей, верование или мировоззрение» и проводящиеся иначе, чем в сотрудничестве городом, должны проходить только с согласия властей. То есть, если я захочу сесть с приятелем на бульваре Ротшильда, чтобы обсудить мое мнение о финансовом положении страны или о вывозе мусора, мне нужно будет придти к муниципальному чиновнику, должным образом оформить бумаги и получить разрешение.

Эти процедуры не только незаконны, но наверняка заставляют Путина прыгать от радости. Интересно: это простое сходство или источник вдохновения? Может быть, Израиль ему за это платит?

Что из этого следует? У Израиля нет своих Pussy Riot, и, может быть, это к лучшему – не такая уж приятная у них музыка. Но пока они не появились, нам остается только восхищаться царем Биби.

Джонатан Клингер – израильский специалист по киберправу, юридический консультант журнала +972.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.