С переизбранием Барака Обамы на пост президента США тема переговоров с Ираном стала все чаще подниматься выступлениях американских чиновников и политиков. Аналитики также не обходят эту тему стороной, рассматривая обычно при этом следующие вопросы:  инспирированный Великобританией и США переворот в Иране и смещение с поста премьер-министра Мохаммада Мосаддыка, национализировавшего нефть в 1953 году; поддержку Соединенными Штатами шаха во время борьбы с Исламской революцией; захват в заложники сотрудников американского посольства в Тегеране; помощь США и других западных государств в нападении Ирака на Иран и в течение всего периода восьмилетней войны двух стран; безопасность Израиля и международный террорзм; ядерную проблему и введение санкций. В конце, как правило, отмечается пренебрежение двух стран по отношению к друг другу и малая вероятность решения существующих противоречий.

В этом отношении некоторые иранские эксперты и политики делают акцент на готовности Соединенных Штатов начать прямые переговоры с Ираном. Указывая на возросшую роль Ирана на региональном и международном уровне, они считают, что Вашингтон стремится сделать Тегеран своим политическим партнером хотя бы в региональных вопросах, поэтому уклонение Исламской республики от прямых переговоров в настоящее время послужит увеличению ее позиций в вероятном диалоге в будущем. Тем не менее, никто из иранских официальных лиц, кроме Хашеми-Рафсанджани, серьезным образом не отнесся к возможности переговоров с Соединенными штатами. Его действия (написание, в частности, письма духовному лидеру страны) являются единственным примером серьезных шагов иранцев в этом направлении после Исламской революции 1979 года. Другие иранские политики либо вовсе высмеивают возможность начала переговоров с американцами, не проявляя к ним никакого интереса, либо в лучшем случае считают, что сейчас не самое лучшее время для этого.

Напротив, западные эксперты и политики утверждают, что лучше начать прямые переговоры с Ираном. Об этом говорили Хилари Клинтон до своего ухода с поста госсекретаря США и вице-премьер США Джо Байден на недавней Мюнхенской конференции по безопасности. Ранее условием было изменении позиции Ирана и само участие в переговоров трактовалось как большое одолжение, которое делается иранской стороне. Однако сейчас правительство Барака Обамы воздерживается от каких-либо условий, сделав свою позицию более умеренной. Конечно, эта позиция может измениться в любой момент в зависимости от трансформации политической конъюнктуры в США.

Несмотря на отсутствие прямых переговоров первых лиц и политического руководства двух государств, представители Ирана и США имеют опыт обсуждения проблем. Дебютом тогда еще неопытного правительства сразу после революции стали переговоры на тему возвращения заложников из числа сотрудников американского посольства в Иране. Началом следующего этапа непосредственного взаимодействия стала военная операция НАТО в Афганистане, когда переговоры велись представителями политических кругов, армии и служб безопасности. В сфере решения проблем терроризма в Ираке американские военные, несмотря на арест сотрудников консульства Ирана в иракском Эрбиле, в очередной раз провели прямые переговоры с иранцами в Багдаде. Также стоит упомянуть недавнюю частную встречу представителей Совета безопасности Ирана с американцами в Женеве. Каждое данное мероприятие активно освещается средствами массовой информации и всегда именуется некой крупной непонятной сделкой, что, конечно же, не так.

В чем суть проблемы?

1. Прежде всего Ирану следует определиться, согласен ли он с тем, что благодаря США он станет более открытой страной. Американская сторона напрямую заявляет, что все ограничения, наложенные на Иран, имеют целью заставить руководство Исламской республики начать переговоры. В настоящее время в иранской среде утвердилось мнение о том, что даже если существующие трудности созданы американцами, мы можем решить их самостоятельно путем противоборства разными способами, поэтому нет никакой необходимости начинать переговоры.

2. Допустим, что Иран начнет прямой диалог с Соединенными штатами. Что же им обсуждать? Какая проблема наиболее важна? Что требует Иран и что он готов предложить в обмен на это? Главным требованием США и других западных стран является смена в Иране политического режима, и хотя они не говорят об этом напрямую, в долгосрочной перспективе добиваются именно этого. Пока они добиваются того, чтобы Иран фактически угрожать Израилю. Это требование распространяется на целый спектр проблем, начиная с более выдержанной ближневосточной политикой и заканчивая прекращением ядерных разработок и ограничением ракетной программы. Готов ли Иран обсуждать эти вопросы и предоставлять преимущества?

3. Предположим, что Иран готов пойти на это и сделать некоторые уступки в обмен на снятие определенных санкций. Тогда возникает такой вопрос: кто, какая фракция или партия желает или может проводить эти переговоры? С кем из политического истэблишмента Ирана готовы обсуждать текущие проблемы представители западных государств?

4. С ходом времени сущность и тактика политического режима Ирана сосредоточили всю власть разных структур в одном центре, поэтому выборы и перестановки в судебных и законодательных органах, которые когда-то могли создать предпосылки для переговоров, нынче не изменят отношение Запада к Ирану.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что иранская сторона готова представить список своих проблем, но в настоящий момент не располагает возможностью проявить уступчивость в ответ на требования Соединенных Штатов.

Новые перестановки в американском правительстве существенным образом не повлияют на сложившуюся ситуацию. Недавно назначенный министр обороны США Чак Хейгел в своей речи в американском конгрессе отметил решительность своего ведомства в предотвращении получения Ираном ядерного оружия - вплоть до применения военной силы. На Мюнхенской конференции по безопасности Джо Байден предупредил о скорой возможности отказа от дипломатических переговоров с Ираном, а Иран, в свою очередь, заявил о планах увеличения мощности центрифуг на заводе по обогащению урана в Натанзе. Таким образом, можно заключить, что Иран и Соединенные Штаты сохраняют занятые позиции, уповая на полную капитуляцию противника.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.