Во вторник иранская пресса сообщила, что страна серьезно подумывает о подаче иска против создателей фильма «Операция «Арго» из-за нереалистичного и негативного образа иранцев в этой картине.

Вот что пишет по этому поводу Associated Press:

«Некоторые СМИ, включая реформистский ежедневник «Шарх», сообщили, что французский юрист Изабель Кутан-Пэйр (Isabelle Coutant-Peyre) сейчас находится в Иране для переговоров с официальными лицами о том, как и где подавать иск. Она также является адвокатом знаменитого, рожденного в Венесуэле террориста Ильича Рамиреса Санчеса (Ilich Ramirez Sanchez), известного под кличкой Карлос Шакал».

Читайте также: Чего стоят исторические голливудские фильмы?

Это не первая претензия иранского правительства к тому, как в фильме, рассказывающем о захвате заложников в американском посольстве в 1979 году, представлен иранский народ. В феврале правительство даже организовало конференцию, чтобы подчеркнуть антииранскую идеологию в работе Бена Аффлека и других фильмах. Иск также обсуждался в понедельник в Тегеране в ходе еще одной конференции под названием  «Голливудский обман». В конференции приняли участие чиновники из сферы культуры, а также кинокритики. 

И хотя детали того, каким образом Иран собирается подавать в суд на Голливуд (если он действительно собирается это делать), еще не известны, нельзя не задаться  вопросом о том, есть ли у подобного иска перспективы.

Кадр из фильма «Операция «Арго»


Короткий ответ? Вряд ли. «Порог для иска о диффамации в этом контексте достаточно высок», - сообщил FP Кори Эндрюс (Cory Andrews), старший адвокат в Вашингтонском юридическом фонде (Washington Legal Foundation). Чтобы доказать, что диффамация действительно имела место, нужно продемонстрировать, что представленные в качестве фактов элементы на самом деле были ложью (сложная задача в случае с фильмом, части которого являются художественным вымыслом), а также показать, что репутации истца был нанесен урон, приведший к финансовым потерям. «Я не знаю, как иранский режим будет доказывать, что ему был нанесен урон, - говорит Эндрюс. – Фильм частично основан на событиях 1979 года, а не 2013-го. Аятолла Рухола Хомейни мертв, а обычно с юридической точки зрения нельзя оклеветать того, кто мертв.

Также по теме: «Цель номер один» - голливудский подарок американским властям

Но даже если иранские власти выберут другой путь – групповой иск о клевете (эту неоднозначную юридическую теорию обычно используют в случаях мотивированных расовой ненавистью выступлений),  им все равно придется доказать, что фильм нанес репутации режима измеряемый ущерб.

Что же касается вопроса о том, где Иран может подать в суд, по мнению Ноа Фельдмана (Noah Feldman), профессора международного и конституционного права в Гарварде, «страна могла бы подать иск в любом месте, где фильм был показан, и полагаться на антиклеветнические законы». И все же, по его словам, «у дела очень мало шансов на победу в любой заслуживающей доверия  юрисдикции».  

Однако, как напоминает Эндрюс, «подача иска – это самое простое дело в мире». Поэтому даже если Ирану, возможно, будет чрезвычайно трудно доказать свою правоту, самим процессом он все равно может вызвать небольшую головную боль у создателей фильма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.