БЕРЛИН – Соединенные Штаты вели три войны со времен террористического нападения Аль-Каиды 11 сентября 2001 года: против Аль-Каиды, в Афганистане и в Ираке. Первые две были навязаны США, но третья была умышленным, взвешенным решением бывшего президента Джорджа Буша, принятым из идеологических соображений и, скорее всего, по личным причинам тоже.

 

Если бы Буш, бывший вице-президент Дик Чейни, бывший министр обороны Дональд Рамсфелд и их сторонники неоконсерваторы открыто заявили о своих намерениях – свергнуть в ходе войны Саддама Хуссейна, способствуя образованию нового прозападного Ближнего Востока – они никогда бы не получили поддержку Конгресса и американской общественности. Их взгляды были наивны и опрометчивы.

 

Итак, угроза – иракское оружие массового поражения – должна была быть создана. Как мы теперь знаем, угроза была основана на лжи (алюминиевые трубы для ядерной программы, например, встречи лидера исполнителей атак 11 сентября, Мухаммеда Атта и иракских официальных лиц в Праге, и даже откровенные фальсификации вроде предполагаемых иракских заказов желтого урана из Нигерии).

 

Таковыми были оправдания для войны, которая унесла жизни почти 5 тысяч американских солдат и более 100 тысяч иракцев. Добавьте к этому миллионы людей, которые были ранены, лишены домов, а также уничтожение одной из старейших христианских общин в мире. На это только США потратили до 3 триллионов долларов.

 

Война Буша с Саддамом действительно радикально изменила Ближний Восток, хотя и не так, как предполагалось. Для начала, если США намеревались дестабилизировать Ирак, их старания вряд ли могли бы быть более успешными: 10 лет спустя жизнеспособность страны как отдельного государства еще никогда не подвергалась таким сомнениям.

 

Со смертью Саддама шиитское большинство Ирака пришло к власти после ужасающей гражданской войны, оставив побежденных суннитов желать мести и ожидать удобного момента, чтобы восстановить свое господство. Курды на севере ловко и умело воспользовались возможностями, которые открылись перед ними, и получили независимость де-факто, хотя ключевой вопрос о контроле над северным городом Киркук остается бомбой замедленного действия. И все борются за такую большую долю иракских огромных запасов нефти и газа, какую только могут получить.

 

Подводя итоги операции «Иракская свобода» 10 лет спустя, Financial Times пришла к выводу, что США выиграли войну, Иран выиграл мир, а Турция выиграла контракты. Я могу только согласиться.

 

С политической точки зрения, Иран больше всех выиграл от войны Буша. Его враг номер один, Саддам, был уничтожен его врагом номер два, Соединенными Штатами, что дало Ирану прекрасную возможность расширить свое влияние за пределы своих западных границ впервые с 1746 года.

 

Война Буша, с ее плохим стратегическим видением и еще худшим планированием, улучшила положение Ирана так, как страна вряд ли смогла бы достичь этого сама. Война позволила Ирану утвердиться в качестве доминирующей силы Персидского залива и региона в целом, и его ядерная программа служит именно этим целям.

 

Проигравшие в регионе также очевидны: Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива, которые ощущают угрозу собственному существованию и считают свои шиитские меньшинства иранскими пятыми колоннами. Они правы: поскольку шииты стоят у власти в Иране, Иран будет искать подходящие возможности для использования местного шиитского населения для отстаивания своих гегемонистских стремлений. Это и есть причина внутренних беспорядков в Бахрейне, помимо местных обид шиитского большинства.

 

Не принимая во внимание ложь, вымыслы и вопросы морали и личной ответственности, критической ошибкой войны Америки против Ирака было отсутствие либо действенного плана, либо необходимых сил для создания Pax Americana (Американского мира) на Ближнем Востоке. Америка была достаточно сильной, чтобы дестабилизировать существующий порядок в регионе, но недостаточно сильной, чтобы установить новый. Неоконсерваторы США, с их принятием желаемого за действительное, сильно недооценили масштабы поставленной задачи – в отличие от революционеров в Иране, которые быстро пожали то, что посеяли США.

 

Война в Ираке также положила начало последующего относительного падения Америки. Буш потерял большую часть военной мощи Америки в Месопотамии за идеологические фикции – мощи, которой очень не хватает в регионе 10 лет спустя. И без участия Америки нет никаких альтернатив.

 

Хотя не существует никакой связи между войной в Ираке и арабскими революциями, которые начались в декабре 2010 года, их последствия объединились страшным образом. После войны заклятая вражда между Аль-Каидой и другими салафитскими и суннитскими арабскими националистическими группировками уступила место сотрудничеству и даже объединению. Это также является результатом действий американских неоконсервативных вдохновителей.

 

И дестабилизация в регионе, вызванная арабскими революциями, все больше распространяется на Ирак, в основном через Сирию и Иран. Действительно, в настоящее время серьезную опасность для региона представляет собой процесс национальной дезинтеграции, спровоцированной сирийской гражданской войной, которая угрожает распространиться не только на Ирак, но и на Ливан.

 

Опасность гражданской войны в Сирии заключается в том, что ее непосредственные участники больше не являются ее движущей силой. Скорее, война стала борьбой за региональное господство между Ираном, с одной стороны, и Саудовской Аравией, Катаром и Турцией – с другой. В результате, Ближний Восток рискует стать Балканами 21 века – падение в региональный хаос, который начался и был в значительной мере спровоцирован американским вторжением 10 лет назад.

 

Йошка Фишер - министр иностранных дел и вице-канцлер ФРГ в 1998-2005 гг., когда Германия решительно поддержала интервенцию НАТО в Косово в 1999 г., но выступила против вторжения в Ирак. Фишер пришел в политику на волне антиправительственных выступлений в 1960-е и 1970-е годы и сыграл ключевую роль в создании партии зеленых в ФРГ, которую он возглавлял почти два десятилетия.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.