Суд Европейского союза с помощью недавно принятого решения постановил, что интернет-поисковики должны удалить «неадекватную, нерелевантную, экстремистскую» информацию или данные. При этом подразумевается, что в случае необходимости должны быть устранены устаревшие архивы, содержащие неактуальные, не имеющие связи с настоящим и даже недостоверные сведения. Пока неясно, как это будет сделано. И на 90% эта работа касается Google — самого распространенного поисковика.

Google и так взаимодействует с правительствами, которые требуют удалить тот или иной контент. В Отчете о прозрачности 2013 года отмечается, что с января по июнь компания получила 3,8 тысячи правительственных запросов, в которых выражалась необходимость уничтожить 24,7 тысячи единиц контента. Самое большое количество запросов — 1,7 тысячи — поступило от Турции. Основанием для 1,1 тысячи из них послужили нарушения нашумевшего закона об интернете. Согласно данным по состоянию на период с июля по декабрь 2013 года, США сделали 10,6 тысячи запросов, касающихся пользовательской информации, на счету Турции — 133 таких запроса.

В конце прошлой недели Google открыл новый веб-сайт, с помощью которого все желающие «стереть свое прошлое» могут направить свой запрос. Поступило 15 тысяч запросов. Когда Google столкнулся с «потоком запросов», он достаточно тонко настроил процесс подачи заявки. Обратиться несложно, но количество документов и сведений, которые для обработки запроса требует Google, очень велико. И они, конечно, правы.

Например, в Германии для анализа запросов на удаление истории будет создано новое законодательство и специализированный суд. Что и как будет сделано в других странах — пока неизвестно.

Наряду с некоторыми техническими трудностями, вопрос о стирании прошлого — это путь, включающий глубокие моральные проблемы. Если пройти немного вперед, сначала мы подойдем к «цензуре». Продолжая свое движение, мы встретимся с «отрицанием и массовым забыванием истории».

Комментируя решение Суда ЕС, преподаватель Гарвардского университета Джонатан Зиттрейн в своей статье для New York Times заметил: «Значение в этой ситуации приобретает не то, что вы ищете в интернете, а то в какой стране находится ваша клавиатура. Поисковики обнаруживают себя вовлеченными в игры, связанные с цензурой и уклонением от сути вопроса, а это ведет к нарушению целостности интернета».

Ведь решение Суда ЕС действительно не в США, а в Европе.

Преподаватель Университета в Северной Каролине Зейнеп Тюфекчи — автор глубокого анализа, подошедший к данному вопросу с точки зрения «желания забыть или заставить забыть геноциды».

Как раз в тот момент, когда Суд ЕС обнародовал свое решение, в Европе возник совершенно новый институт, руководствующийся противоположным девизом: «Мы не можем забыть и стереть историю, будем помнить ее точно и правильно». Созданная в структуре Барселонского университета Европейская обсерватория памяти провела международный симпозиум и представила себя миру. К обсерватории присоединились академические учреждения из США, Франции, Италии, Германии, Канады и других стран, научно-исследовательские музеи и институты.

Создание обсерватории памяти в Европе — это беспрецедентный случай. Этим мы обязаны ученым, полагающим, что инновационность возможна и «даже» необходима при историографии, и проводящим этот тезис в жизнь. Более того, создание такой обсерватории совпало с двумя важными годовщинами европейской истории: 100-летие Первой мировой войны (28 июля 1914 года) и 70-летие высадки в Нормандии, нацеленной на завершение Второй мировой войны (6 июня 1944 года). Через год будет отмечаться 70-летие окончания этой войны.

Общая историческая память наций, участвовавших в двух мировых войнах, может подвергаться новым оценкам посредством «политики памяти», которая подходит к данному вопросу с точки зрения «создания истории». Турция вступила в Первую мировую войну. Она не участвовала во второй, но глубоко пережила ее жестокость: то, как «политика памяти» придает истории новые смыслы — тема для отдельной статьи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.