Мог ли кто-нибудь в Турции предвидеть, что сегодня будет происходить в Ираке? Соглашения в области энергетики, заключенные с региональным правительством Иракского Курдистана, несмотря на возражения Америки и центрального правительства Ирака, были подписаны с расчетом на то, что эти дни наступят? Или же стороны просто шли на риск? Какое место в этом уравнении занимает Россия, которая давно ищет пристанище в Средиземноморье и является покупателем курдской нефти? Судя по тому, что Америка вновь подошла к тому, чтобы играть политическую роль в Ираке, какое будущее Ирака и его энергоресурсов можно прогнозировать? Будут ли соблюдаться заключенные контракты? Но еще важнее следующее: что сейчас думают те, кто утверждал, что мы будем покупать дешевые природный газ и нефть из Северного Ирака? Как мы неоднократно отмечали ранее, дешевизна будет иметь политическую стоимость; могут ли они сейчас пересчитать издержки? Готовы ли они взять на себя эту «политическую цену» и есть ли у них какая-либо стратегия?

Правительство Нури аль-Малики, управляющее Ираком на основе мазхабной дискриминации, давно оттеснило арабов-суннитов, выработав различные аргументы, нацеленные на то, чтобы навязать свою власть курдам-суннитам. Это одна из основ, на которые опираются нефтяные разногласия. «Признайте мой авторитет. Если вы восстанете против меня в вашем автономном регионе, я прерву денежный поток», — подразумевал аль-Малики своими действиями. Подготавливая Ирак к нынешним дням, он предположительно действовал не в одиночку. Следовательно вопрос, на который действительно следует искать ответ, — это то, какие отношения связывают аль-Малики и Америку. Ведь в иракском уравнении шииты будут держаться за Иран, сунниты — за Турцию, и их сотрудничество будет развиваться на этой линии. А то, что турецко-курдская солидарность носит естественный характер, могут, не сомневаясь в своих оценках, утверждать даже стажеры, лишь начинающие судить о Ближнем Востоке. Но в силу быстрого изменения ситуации в регионе соглашения, которые были подписаны восемь месяцев назад в совершенно другой обстановке, теперь могут устареть. Есть ли у нас рационально-политическая сила, достаточная для того, чтобы отстоять контракты, отвечающие нашим интересам?

При взгляде на Ирак со стороны дуэта Великобритания — Америка наблюдаются существенные отличия. В ходе последних беспорядков Великобритания стала публиковать информацию в стиле «Золотой шанс для независимого Курдистана». Оценить истинную цель таких действий, откровенно говоря, сложно. Однако значительная часть Турции, отталкиваясь от логики британцев, действительно верит, что заключенные нами энергетические контракты могут быть реализованы при независимом Курдистане. Обстановка накалена, и курды, должно быть, полагают, что в такой атмосфере они не смогут предотвратить попытки иракского правительства помешать экспорту нефти. А если русские назло Америке продолжат покупать эту нефть, то насколько блестящим может быть будущее данного дела?

Насколько руководство Багдада, Америки и организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), а также другие проживающие в Ираке сунниты готовы принять независимость курдов? Неизвестно. Или же британцы выводят курдов на сцену, желая создать больший хаос? Турция должна серьезно подумать не только над вопросом консульства в Мосуле, но и над ситуацией в Ираке в целом.

Туркмены: если не сегодня, то когда...

На фоне ожесточенной борьбы в Ираке самой одинокой и беззащитной группой ощущают себя туркмены. Но при подписании энергетических контрактов с региональным правительством Иракского Курдистана могли быть сделаны шаги, которые позволили бы взять туркмен под защиту. Ни в одной части земного шара энергетические контракты не заключаются с выдвижением на передний план только энергоресурсов. В числе рисков, принимаемых нами на себя в отношении курдской нефти и газа, могли быть заложены детали, способные стать защитой для иракских туркменов.

Как Турция оценивает такие заявления? «Что касается туркмен, мы хотим, чтобы вмешались наши братья в Турции. В Ираке есть военные силы, которые защищают всех — шиитов, суннитов, арабов, курдов. Туркмены — единственное беззащитное сообщество в регионе», — с таким призывом к Анкаре обратился Иракский туркменский фронт. При решении различных сирийских вопросов утверждалось, что мы помогаем туркменам, а направляющиеся в Сирию транспортные средства представлялись как «гуманитарная помощь туркменам». Меня волнует следующий вопрос: удостаиваются ли такого же внимания туркмены Ирака?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.