Более трех тысяч молодых мусульман отправились из Европы на войну в Сирию. Там они подверглись процессу радикализации настолько скрытой, что даже их родители не заметили каких-либо изменений. В 80-е и особенно 90-е годы существовали вербовщики, люди, которые больше других понимали, насколько ранимыми бывают подростки, и потому своими проникновенными речами могли пробудить в них интерес к радикализму; сегодня же, согласно исследователям и психиатрам, которые занимаются изучением данного явления, подход у них совершенно индивидуальный. Подростки чаще всего сами доходят до экстремистских настроений, а потом пытаются найти тех, кто смог бы помочь им «вступить в клан». Радикализация, как правило, происходит в интернете, где ребята часами слушают пылкие речи проповедников и солдат, гипнотизирующие их прямо через экран.

Студентка Королевского колледжа в Лондоне Рошонара Чодри, совершившая нападение на члена британского парламента Стивена Тиммса


Рошонара Чодри (Roshonara Choudhry), студентка Королевского колледжа в Лондоне (King’s College London), в 2010 году несколько раз ударила ножом в живот члена британского парламента Стивена Тиммса (Stephen Timms) за то, что он выступал в поддержку войны в Ираке. Девушка не была связана с какими-либо организованными группировками, одной из радикалов она стала самостоятельно, проводя в интернете целые дни и одержимо просматривая выступления исламского проповедника «Аль-Каиды» Анвара аль-Авлаки (Anwar al-Awlaki), убитого два года назад ударом американского беспилотного бомбардировщика в Йемене.


«Тем не менее в большинстве случаев радикализация происходит в пределах небольших групп (здесь и далее — выделение автора, прим.ред.)», — объясняет Лоренцо Видино (Lorenzo Vidino), работник Центра по исследованию проблем безопасности в Цюрихе (Center for Security Studies) и лектор в Цюрихском университете. Первый контакт молодых людей с джихадистским идеологом происходит, как правило, через родителей, друзей или случайных знакомых. С этого момента начинается длинный путь внутренних поисков и открытий, на который большое влияние оказывает то, как объект взаимодействует с окружающей его обстановкой и другими объектами.

Обычно экстремистские проповедники, ветераны различных вооруженных конфликтов и веб-мастера джихадистских сайтов выступают в качестве проводников, которые лишь открывают доступ к джихадистской идеологии уже заинтересованным в ней лицам. «Джихадистская радикализация в Европе — это, по сути, процесс, происходящий снизу вверх, — продолжает Видино, представивший исследование на предмет мусульманского экстремизма в Италии. — Конечно, есть и исключения (например, европейские коммуникационные сети, связанные с Шабабом (Сомали), занимаются самой настоящей вербовкой), однако вряд ли существует единый план по вербовке мусульман-европейцев.

В Европе в состав джихадистских группировок входят как мелкие преступники, выходцы из низов общества, так и образованные люди, работающие в престижных компаниях, как подростки, так и пятидесятилетние мужчины, которых приняли даже несмотря на то, что они практически ничего не знают об исламе. Здесь же можно встретить и мусульман, специалистов исламской теологии, женщин и мужчин.

«Многие из джихадистских сетей Европы в последние двенадцать лет практически не были замечены в связях с крупными мечетями или системными группировками джихадистов, именно поэтому интернет играет ключевую роль в их деятельности, начиная с проповедей и заканчивая военными операциями».

На сегодняшний день существует великое множество интернет-сайтов, посвященных джихадистской пропаганде и позволяющих сторонникам джихада общаться друг с другом. Некоторыми из этих сайтов управляют сами джихадисты или люди, приближенные к ним, однако в последние годы наблюдается увеличение числа сайтов, находящихся под руководством людей, никак с такими группировками не связанных. Резко возросшая популярность социальных сетей предоставила людям, не относящимся ни к одной официальной организации, широкие возможности для того, чтобы активно заниматься джихадистской пропагандой на таких интерактивных платформах, как Facebook, Twitter, YouTube, Paltalk и Instagram. Если в 90-х годах большая часть джихадистских сайтов была на арабском или других неевропейских языках, то в течение последних десяти лет быстро распространились сайты на английском и, в меньшей степени, французском, немецком и голландском языках.

Однако одно дело — интересоваться экстремизмом, мыслить радикально, и совсем другое — начать практиковать насилие. «Присоединиться к джихадистам можно тремя способами: самостоятельно, через помощников или через механизм вербовки».

САМОСТОЯТЕЛЬНО. В первом случае человек, разделяющий экстремистские настроения, без чьей-либо помощи стремится вступить в контакт с «Аль-Каидой» или связанными с ней группировками. Кандидату в джихадисты в этом случае придется покинуть свою страну без какой-либо помощи со стороны выбранного им объединения и попытаться установить с ним контакт без чьих-либо рекомендаций.

Большая часть экспертов по терроризму полагает, что такой способ — скорее исключение, чем правило. Чаще всего выходцам из Европы, желающим вступить в ряды джихадистов, удается присоединиться к той или иной группе только после того, как кто-то поспособствовал данному процессу. Экстремистские группировки очень внимательно относятся к потенциальным новым членам, поскольку опасаются шпионов, и совсем не расположены принимать в свои ряды тех, о ком не удается собрать достаточно информации. «Помощники — это лица, сотрудничающие с одной или более джихадистскими группировками. Они могут поручиться за того или иного европейского кандидата. Часто в качестве помощников выступают активисты движения, принимавшие участие в различных вооруженных конфликтах и располагающие важными связями по всему миру. Харизматичные мужчины, как правило, немолодые, не занимаются вербовкой, обычно они просто сводят заинтересованных европейцев с нужными людьми за границей. Существует много способов вступить в контакт с отдельными лицами или небольшими группами лиц для того, чтобы впоследствии свести их с экстремистскими группировками. Знакомство может произойти в мечети, тренажерном зале, интернет-кафе или ресторане. Социальные и семейные связи играют очень большое значение, поскольку могут помочь в установлении доверительных отношений. Помощники не ищут потенциальных новых членов среди людей с улицы. Как правило, заинтересованные лица сами стараются выйти на нужных им людей, чтобы гарантированно попасть в джихадистские группировки, а не просто отправиться за границу, полагаясь лишь на удачу. Чаще всего они находят всю необходимую информацию на форумах и чатах. Однако наилучших результатов можно добиться, отправляясь в самостоятельные поиски (например, в мечети, в которых не единожды были замечены радикалы) или спрашивая у своих знакомых или просто случайных людей, не знают ли они, где можно найти активистов джихада. Существует несколько степеней вовлеченности помощника в процесс. Некоторые просто дают советы о том, как можно без проблем приехать в страну и куда обратиться, чтобы выйти на связь с джихадистами. Однако роль помощников может быть гораздо более активной, особенно если они уверены, что претенденту можно доверять. В таком случае они нередко предоставляют ему нужный номер телефона в стране назначения или даже настоящее рекомендательное письмо, а иногда вообще устраивают встречу претендента с одним из членов группировки. В некоторых случаях помощники также берут на себя оформление виз и остальных необходимых документов, приобретение билетов на самолет и могут даже предоставить претенденту определенную сумму денег: то есть занимаются самой настоящей вербовкой.

Боец из Йемена, подозреваемый в принадлежности к «Аль-Каиде»


ЧЕТВЕРО РЕБЯТ. Четверо молодых людей собираются посвятить себя радикальной борьбе за идеалы ислама. Это люди, желающие понять, кто они, в чем заключается их ценность и какую роль уготовила им жизнь. Им нужно найти самих себя, и «Аль-Каида» может помочь им в этом лучше, чем кто-либо другой. У тех, кто отчаивается на подобный шаг и решает встать на сторону экстремизма, есть одна общая черта, и это не социальный класс, возраст или уровень образования: им всем необходимо что-то найти. «Аль-Каида» способна переработать эту необходимость в жестокость.

Каждый из четырех ребят попадает под определенную категорию: жаждущие мести, стремящиеся к уважению окружающих, желающие познать себя или любители приключений. После вербовки молодые люди начинают подвергаться мощной идеологической обработке, и обстановка вокруг них резко меняется. Их будто отрезают от внешнего мира, потому их прежние представления о нем кардинально меняются. Им уже никогда не удастся отступиться от своих новых убеждений, ведь они будут упорно видеть лишь одну сторону медали, а, следовательно, не смогут хоть раз взглянуть на нее критически. К тому же они не повстанцы, которые воюют против собственного правительства, объединяясь в группы активистов или сепаратистские движения. Этих молодых людей отличает само желание покинуть свою страну, и это делает их особо опасными.

«Жаждущие мести» (30% сражающихся) пытаются дать выход своей неудовлетворенности. Они считают себя жертвами общества и полагают, что во всех их неудачах виновны именно внешние силы, которые мешают им добиться успеха. Очень часто они сами не знают, в чем именно заключается причина их злости, поэтому стараются выдумать ее. Их раздражение может идти от неудач в школе или любовных делах, а затем перерастать в нечто большее, в ощущение, что они сыты по горло этой жизнью. Психоаналитик Хайнц Кохут (Heinz Kohut) называет такое состояние «нарциссическим гневом в совокупности с жаждой мести, которые помогают этим людям оправдать свою жестокость». Многие радикалы в интервью утверждали о том, что их раздражают постоянные выпады Запада в сторону мусульман, хотя на самом деле оказывалось, что их раздражали члены собственных семей, в частности отцы, или же что они, прежде чем заинтересоваться деятельностью «Аль-Каиды», были вовлечены в местные разборки. По словам эксперта в области мусульманской культуры Марвина Зониса (Marvin Zonis), в арабском обществе гораздо больше ценятся честь и достоинство человека, нежели его свобода, поэтому, когда основы чести и достоинства сталкиваются с неспособностью многих ближневосточных государств самоутвердиться на мировой арене, люди начинают чувствовать себя глубоко униженными, а их раздражение становится чуть ли не осязаемым. Жажда мести вынуждает иностранного бойца разжечь свою злость до такой степени, что он начинает верить в то, что способен навести порядок в целом мире, а пропаганда «Аль-Каиды» ставит перед ним ясную цель и задает направление.

Тот, кто стремится заполучить уважение общества, ищет признания. К этой категории, как правило, относятся представители различных диаспор, люди, обосновавшиеся на Западе. Они полагают, что мир их не понимает и недооценивает. Их ожидания очень часто не оправдываются, что и является причиной недовольства, ведь в другом месте они вполне могли бы получить признание общества. Это особенно касается новых иммигрантов, приехавших в то или иное государство в поисках работы, и иностранных студентов, которые вынуждены подчиниться процессу социальной ассимиляции в действительности, в которой они не получают той же степени уважения, какой пользовались на родине. 25% бойцов — это люди, желающие улучшить свое положение в обществе или хотя бы просто обратить на себя внимание. Исламофобия, расизм, недоверие принимающих стран лишь укрепляют чувство отчужденности и бессилия. В этом случае «Аль-Каида» рассказывает легенды о мучениках, сулит недовольным славу и уважение, которых им так не хватает.

«Желающие познать себя» — это люди, которым никак не удается найти свое место под солнцем. В отличие от стремящихся заслужить общественное уважение (цель которых — выделиться из толпы), люди этой категории хотели бы присоединиться к определенной организации. Сила и стойкость человека зависят от того, насколько сформирована его личность, поэтому в юном возрасте человеку очень важно осознавать, что он принадлежит к определенной общности. Как следствие, подростки объединяются в компании, создают кружки по шахматам, музыкальные группы или же примыкают к «Аль-Каиде». Им нужен каркас, правила и перспективы, которые открывает перед ними сам факт вхождения в группу, потому что если ты принадлежишь к той или иной группе, за тобой автоматически закрепляется определенная роль, которая отведена только тебе. Для этих мальчишек «Аль-Каида», символ единства, является единственным в своем роде клубом, в который хочется вступить. Большая часть солдат относится именно к этой категории. Идеология «Аль-Каиды» подразумевает полное подчинение, она диктует своим членам, как им думать, воспринимать действительность, вести себя. Неудивительно, что такие однозначные правила и последовательное видение мира очаровывают людей, пытающихся найти самих себя. Молодой мужчина, не способный самостоятельно определить, в какую сторону ему идти, в «Аль-Каиде» с легкостью найдет тех, кто его с удовольствием направит. Навязанные сверху правила поведения объясняют культ суицида и жестокости, который царит внутри «Аль-Каиды». Безжалостность и смерть здесь — норма. Всех, кто отказывается практиковать насилие, выгоняют вон, лишая всяческих привилегий.

Наконец, искатели приключений. Это самая малочисленная категория, к ней относится лишь около 5% бойцов. Однако их мотивация, пожалуй, самая понятная. Они хотят пощекотать себе нервы, доказать самим себе, что они — настоящие мужчины, способные преодолеть многое. Дома им скучно, чаще всего это довольно обеспеченные люди, которых не интересуют ни семейные дела, ни светская жизнь. Им нравятся жестокие видеоигры, истории ветеранов, и их весьма впечатляет пропаганда «Аль-Каиды», в которой они видят клеймо ужаса, сулящее насилие и славу. Обычно такие люди покидают движение, когда наконец понимают, что реальная жизнь очень сильно отличается от фантазии, или когда у них не получается делать то, что некогда так их манило. Как правило, поначалу им приходится заниматься физическим трудом до тех пор, пока они не докажут, что им можно верить. Совершенно очевидно, что работа повара или шофера не вписывается в их приключенческие фантазии. С другой стороны, «Аль-Каида» с подозрением относится ко всем новичкам, поскольку опасается, что в организацию смогут просочиться агенты иностранных служб безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.