Недавно в Today’s Zaman была опубликована статья моего уважаемого коллеги Гекхана Баджика (Gökhan Bacık) под провокационным заголовком «Россия была права».

Автор отсылает нас к мнению, которое в последнее время стало модным среди большинства ученых, дипломатов, журналистов. Согласно этой точке зрения, в ходе сирийского конфликта стало понятно: Россия с самого начала была права в том, что Башару Асаду нет альтернативы. В соответствии с этой логикой подъем «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ) показывает, что мир должен выбирать между Асадом и ИГИЛ.

К моему удивлению и, честно говоря, разочарованию, Баджик не только обобщает эту пророссийскую позицию, но и, кажется, соглашается с ней.

Мой протест связан прежде всего с началом восстания против Асада в 2011 году. Сирийские местные оппозиционные группы взяли в руки оружие только после того, как силы режима жестко подавили мирные демонстрации (не без одобрения Москвы). Эти в основном умеренные, доморощенные бойцы столкнулись со всей силой сирийской армии, которую Россия обеспечила оружием. США и Европа не оказали повстанцам той же поддержки и не вооружили их в той форме, которая в прогнозируемом будущем позволила бы им победить Асада в военном отношении. Когда к этому добавилась неспособность основных сил оппозиции сохранить политическое единство и представить убедительную альтернативу, в рядах повстанцев произошел сдвиг. Инициативу в свои руки взяли радикалы и джихадисты, которые опирались на финансовую поддержку стран Персидского залива и неявное одобрение режима Асада. Сирийское правительство приветствовало подъем групп, связанных с «Аль-Каидой», и впоследствии ИГИЛ, так как постепенно крепла идея о том, что единственной альтернативой правительству Асада является джихадистский экстремизм. Ситуация «либо Асад - либо ИГИЛ» была удобна и для тех, и для других; до недавнего времени она давала им возможность не вступать в столкновения друг с другом и вести войну с тем, что осталось от основных сил оппозиции.

Это именно то, что сейчас происходит в Алеппо — одном из последних мест, которые все еще, по крайней мере, частично контролируются умеренными повстанцами. Но находящиеся здесь повстанческие силы окружены сирийской армией и ИГИЛ.

Кроме того, из суждения о том, что русские всегда поступали правильно, поддерживая Асада, напрашивается вывод: в борьбе с ИГИЛ возглавляемая США коалиция должна объединиться с режимом Асада и его российскими сторонниками. Но недавно на сайте американского журнала Politico Том Пьерре (Thomas Pierret) и Эмиль Хокайем (Emile Hokayem) привели убедительный аргумент, говорящий о маловероятности такого союза с «меньшим из зол». По мнению этих авторов, помимо моральных проблем работы с человеком, ответственным за гибель десятков тысяч сирийцев, этот союз просто не будет работать. Местные суннитские сообщества откажутся от сотрудничества с их недавним угнетателем, а режим Асада не будет испытывать ни малейшей необходимости координировать свои действия с основными силами оппозиции. С другой стороны, партнерство Запада и Асада организация ИГИЛ может тотчас же представить как лучшее доказательство того, что только она является единственной надежной силой суннитской оппозиции. А такая точка зрения привлечет еще большее количество разочарованных суннитов-бойцов из Сирии и других государств.

Все, кто утверждают, что Россия права в Сирии, неявно одобряют беспощадность режима Асада, который при поддержке России сначала обрушился на мирных демонстрантов, а затем обратился и против доморощенных повстанцев разных идеологических убеждений. Логическим продолжением этого довода является предложение объединить силы коалиции «анти-ИГИЛ» с Дамаском и Москвой. На мой взгляд, такой курс действий морально неприемлем и обречен на провал со стратегической точки зрения.

Россия неправа в Сирии. Причем, с самого начала. Нынешний выбор в Сирии — не «Асад или ИГИЛ». Речь идет о том, чтобы сначала победить ИГИЛ, а затем избавиться от Асада. С Путиным или без него.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.