Члены организации ИГИЛ славятся жестокостью и зверским обращением со своими жертвами и пленниками, попавшими к ним в руки. Они смотрят на женщин в основном как на рабынь, предназначенных для продажи, а если и женятся на них, то воспринимают их как игрушку для забавы. Но в ИГИЛ есть и другие женщины. Они занимаются террористической деятельностью наравне с мужчинами и мало в чем им уступают. О некоторых из них много говорят в последнее время. Женщины, заключенные в тюрьмах Иордании и Ливана, стали самыми востребованными людьми как для ИГИЛ, так и для ее близнеца, организации «Джабхат Ан-Нусра».

Последние несколько дней мировые СМИ только и говорят о Садже ад-Дулайми (Saja al-Dulaimi), Саджиде ар-Ришави (Sajida al-Rishawi, была казнена 4 февраля иорданскими властями после того, как ИГИЛ казнили иорданского пилота Моаза Аль-Кассабеха — прим. ред.) и Оле аль-Укейли (Ola al-Uqaili). Возможно, есть и другие женщины-террористки, имена которых мы просто не знаем.

Саджида ар-Ришави была приговорена к смертной казни в Иордании за участие в теракте в одном из отелей Аммана в 2005 году. В результате этого теракта погибло более 60 человек. Саджида была одной из четырех смертниц, участвующих в теракте, но ее взрывное устройство не сработало. После теракта она была задержана в доме своих родственников в иорданском городе Аль-Сальт (Al-Salt).

Саджа сейчас находится в ливанской тюрьме. Она была задержана во время спецоперации ливанских спецслужб, которые предъявили ей обвинение в финансировании террористических организаций. При задержании у нее были найдены значительные суммы денег, предназначенные для переправки боевикам ИГИЛ и «Джабхат Ан-Нусра», у которых в заложниках до сих пор находятся ливанские военные и сотрудники органов безопасности. Они были похищены во время боев в Арасале (Arsal) и провинции Бекаа (Beqaa).

Ола аль-Укейли, жена одного из лидеров «Джебхат Ан-Нусры» Абу Анаса аш-Шишани (Abu Anas al-Shishani), была задержана во время той же спецоперации. Мстя за арест Саджи и Олы, боевики «Джабхат Ан-Нусра» убили ливанского солдата Али аль-Базаля (Ali al-Bazal), захваченного ими в заложники во время боев в Арсале летом прошлого года. Однако до прошлой недели никто и не думал, что забытая всеми узница Саджида представляет какую-либо ценность для ИГИЛ. Большинство, включая даже родственников погибших, считало ее обычной обманутой боевиками женщиной, которая не смогла даже привести в действие взрывное устройство. Да и сами «игиловцы» долго не вспоминали о ней: изначально в обмен на освобождение двух похищенных ими японских заложников они потребовали выкуп в размере 100 миллионов долларов за каждого из них. То, что Саджида так много значит для ИГИЛ, выяснилось, когда организация потребовала у иорданского правительства выпустить женщину из тюрьмы в обмен на освобождение второго японского заложника. Свобода Саджиды стала также основным условием освобождения иорданского летчика. Его самолет был сбит над Сирией во время выполнения им операции ВВС Иордании, которая является участником международной коалиции по борьбе с ИГИЛ. Жизнь летчика Моаза Аль-Касасабы (Moaz al-Kasasbeh) стала зависеть от судьбы Саджиды, а жизнь ливанских солдат — от судьбы Саджи ад-Дулайми и Олы аль-Укейли.

ИГИЛ чрезвычайно выгодно участие женщин в их деятельности. Они вызывают меньше подозрений на пограничных пунктах и в аэропортах. По сложившейся традиции они не подвергаются такому тщательному досмотру, как мужчины. Саджида беспрепятственно провезла взрывное устройство в Амман. На границе она сообщила сотрудникам служб безопасности, что вместе со своим мужем Али аш-Шаммари (Ali Al-Shammari) приехала к друзьям на свадьбу. Освобождение этой женщины стало одним из основных требований организации ИГИЛ, которая оценила ее прошлые «заслуги» и вспомнила о том, что ее брат Тамир (Tamer) был одним из «эмиров» «Аль-Каиды», воевал против американцев и оказал большую помощь Абу Масабу аз-Заркави (Abu Musab al-Zarqawi).

Что касается Саджи ад-Дулайми, то это бывшая жена Абу Бакра аль-Багдади. Говорят, их брак продлился не более трех месяцев, но у них есть общий ребенок. Расторжение брака с лидером ИГИЛ не помешало Садже продолжить террористическую деятельность. Она выполняла роль связистки между подразделениями ИГИЛ в Сирии и Ираке и боевиками, сосредоточившимися на ливано-сирийской границе. Кроме того, она контролировала большие суммы денег, которые оценивали в сотни тысяч долларов. Саджа была одной из заключенных, освобождения которой потребовала «Джабхат Ан-Нусра» в обмен на монахинь сирийского монастыря Маалюля в марте прошлого года.

Оказывается, не все женщины подвергаются пыткам и унижениям со стороны членов организаций ИГИЛ и «Джабхат Ан-Нусра». Некоторые их них пользуются большим почетом и уважением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.