Определенные события наших дней заставляют задуматься над тем, что в борьбу между государствами приходят новые методы войны, которые становятся классическими. Примеры — бомбовые удары в рамках вмешательства НАТО в Ливию и борьба коалиции во главе с США против ИГИЛ.

О войнах какого поколения идет речь, сказать трудно, но во всех этих новых форматах присутствует ряд общих черт. Во всех из них есть оппозиционные группы, борющиеся с властью, их забота — или захватить государство и свергнуть режим, или создать собственную зону влияния и господства внутри государства. Кроме того, во всех таких случаях есть фактор международного военного вмешательства, которое происходит после того, как в ходе конфликта погибает большое количество людей. Такое вмешательство осуществляет коалиция, возникающая под руководством какой-либо страны. По выбранной цели, как правило, наносятся авиаудары. Также есть иностранные военные, призванные поддержать определенную сторону в формате «военного обучения».

Несмотря на то, что военные инструкторы, численность которых варьируется от 300 до 1000, считаются «учителями», их присутствие подразумевает переход к новой стадии вмешательства: не воздушной, а сухопутной операции. Только в одних случаях силы коалиции нацеливают ракеты на оппозицию, а в других — на власть. И это единственное, что разнит те или иные примеры.

Йеменский пример

Похожая ситуация наблюдается в Йемене. 26 марта коалиция, созданная во главе с Саудовской Аравией при участии арабских стран, начала военную операцию против шиитских хуситов. Операции было дано название «Буря решимости», моментально дающее представление о ее цели и реализации. В качестве выражения решимости примерно за один месяц было осуществлено 145 авиаударов.

Во всех примерах, в том числе и при вмешательстве в Йемен, одновременно с операциями принимались соответствующие резолюции ООН. Несмотря на то, что основная тема операции — гуманитарная интервенция, Саудовская Аравия, открыто указавающая на то, что Иран тайно вооружает хуситов, явно дала понять, что это вмешательство нацелено на то, чтобы «не позволить Ирану захватить Йемен».

Следовательно, Йемен указали в качестве места войны, в которой, по сути, сошлись в схватке друг с другом Иран и Саудовская Аравия.

Именно в этот момент в игру вступили США. Стремясь интегрировать Иран в международную систему, не потерять саудитов и страны Персидского залива, а также расширить фронт борьбы с радикальными организациями, США взяли ситуацию в свои руки. Предвестником того, что Саудовская Аравия закончит операцию, стал Иран: так, было объявлено о том, что Тегерану удалось договориться с США. С другой стороны, когда США заявили о поддержке саудитов, это указало на сохранение классической связи между ними.

Псевдоигра Хади и ас-Сади

Судя по всему, США рассчитывают на достижение согласия между Ираном и Саудовской Аравией. Само собой разумеется, что под сенью оружия они сохраняют свою позицию посредника. Военные корабли, бросившие якорь в водах Йемена, находятся в регионе как гарантия того, что ни Саудовская Аравия, ни Иран не выйдут из этой борьбы безоговорочным победителем.

Саудовская Аравия, завершившая «Бурю решимости», на этот раз сообщила о начале операции «Возрождение надежды». Эта операция указывает уже на вероятность того, что стороны могут прийти к согласию относительно политического будущего Йемена.

С высокой долей вероятности можно предположить, что речь пойдет о фактическом разделе Йемена на две части. Будут ли они называться областями, автономными регионами, кантонами? Пока сложно сказать. Но очевидно, что в вопросе о контроле стратегического пролива и транзитных путей, а также о судьбе Салеха, который занимал руководящий пост с 1978 года и до сих пор не прочь занять такую должность, до согласия пока далеко. Следовательно, вопрос выходит далеко за рамки борьбы между свергнутым лидером Хади и сепаратистом ас-Сади. Похоже, перед нами разворачивается игра, суть которой в том, чтобы ни одна из конфликтующих сторон не стала абсолютным победителем, а США, по мере возможности, получили максимальную выгоду.