В прошлом сентябре Обама привел сотрудничество с Йеменом в качестве успешного примера борьбы его страны с «Аль-Каидой». Этот важный аванпост на Аравийском полуострове был одной из основных «тестовых площадок» технологически оснащенной стратегии борьбы с терроризмом. Здесь стали эффективно и интенсивно использовать беспилотные летательные аппараты, а благодаря политическому и военному сотрудничеству двух стран на высшем уровне американским военнослужащим зачастую даже не нужно было проводить операции на месте. Однако политическая дестабилизация и гражданская война, которые начались в Йемене, показали, что идея администрации Обамы о технологической борьбе с терроризмом чрезвычайно уязвима.

Другая стратегия

Другой этап американской стратегии борьбы «с наименьшими потерями» должен был опираться на подход, который вывел бы на первый план региональных союзников. В рамках этого подхода США не нужно вмешиваться напрямую, даже если в регионе возникает ситуация, требующая ведения военных действий. Вместо этого Вашингтон может ограничиться поддержкой и приободрением своих союзников в регионе.

И вот, не прошло и года после объявления новой стратегии, как мы увидели первый пример ее применения — на Аравийском полуострове. Саудовская Аравия взяла на себя политическую и военную инициативу в йеменской операции. При этом США всем своим политическим, дипломатическим, пассивно-военным и разведывательным потенциалом оказывают поддержку Эр-Рияду. Опыт этой операции показывает нам, как будут происходить вероятные интервенции в будущем.

Саудовский тест

Согласно СМИ, вмешательство Саудовской Аравии в Йемен подошло к новой стадии. Пока продолжались воздушные бомбардировки, небольшой контингент саудовских военнослужащих высадился на берег близ Адена. Возможно, данные отряды находятся в регионе для обнаружения скопления военизированных сил с моря. Ведь иракский и сирийский опыт показал, что интервенции, которые ограничиваются только воздушными операциями, не дают политических и военных результатов. Сейчас стороны ищут, как преодолеть этот изъян.

Военное вмешательство саудитов в Йемен — не просто попытка подавить восстание. Это следствие внутренних и внешних динамик, начавшихся с арабской весной. Новый король пытается превратить события прошлых лет в удачную для себя возможность. Он вкладывается в безопасность режима, которому угрожают экономические, социальные и политические проблемы. С другой стороны, чтобы иметь возможность контролировать региональные динамики, он все более активно действует на политической и разведывательной аренах в Ираке, Сирии, Ливии. Он расширяет антииранский фронт. Он формирует сотрудничество с Турцией, Пакистаном, Катаром и Египтом. Он всеми силами работает над тем, чтобы свести на нет потери от нового статуса отношений США и Ирана.

Военное вмешательство

Вмешательство Саудовской Аравии в Йемен обращает на себя внимание своей военной стороной. На этом фронте все воюют со всеми, и пока не ясно, где начинаются и где заканчиваются границы. Причем не только сунниты противостоят шиитам, но и одни сунниты — другим суннитам.

Рано или поздно Саудовская Аравия поймет, что дорогостоящие и поставленные за нефтедоллары военные игрушки сами по себе не приносят победы. Войну, в которую она вступила, трудно вести, прежде всего в силу ее асимметричного характера, а одержать в ней военную победу — еще сложнее. Она может продлиться долгие годы и потребовать крупных финансовых затрат.

Йеменская война покажет, есть ли у Саудовской Аравии право и возможности на то, чтобы реагировать на региональные проблемы. А критерием успеха станет то, одержит ли она военную победу в Йемене без участия американских военнослужащих.