С тех пор, как президент США Обама сказал о лидере репрессивного режима в Сирии Асаде «мы считаем, что дни его сочтены» (The Atlantic, март 2012), прошло более трех лет.

5 сентября 2012 года Эрдоган, который в тот момент занимал пост премьер-министра, заявил на съезде своей партии: «Скоро мы совершим намаз в Мечети Омейядов в Дамаске». Однако Асад, который воспользовался разобщенностью сил оппозиции и заручился помощью региональных союзников — ливанской «Хезболлы» и Ирана, — в минувшем марте отметил четвертый год кровавой войны в своей стране.

За это время наш сосед Сирия пережила самые разрушительные в своей истории годы. Разруху, созданную войной, невозможно описать словами. По меньшей мере 200 тысяч жертв, восемь миллионов человек, ставших беженцами внутри страны и за ее пределами, сровнявшееся с землей многовековое культурное наследие. Наконец, глубокие раны, которые, возможно, так и не удастся залечить до конца истории... Насколько притупится боль — неизвестно, но новые процессы, возникшие в Сирии и регионе сегодня, спустя 50 месяцев после начала гражданской войны, судя по всему, приближают момент низложения Асада.

Первой из такой динамик, по мнению многих экспертов, является то, что король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз (Selman bin Abdülaziz) поставил во внешней политике во главу угла антииранизм, а не враждебность к «Братьям-мусульманам». На это указывает то, что саудовский король, который сел на трон лишь два месяца назад, начал многонациональную военную операцию (которая продолжается и сегодня), чтобы не допустить возникновения шиитского режима под влиянием Ирана в Йемене. Кроме того, этот тезис подкрепляет и то, что, согласно принятому еще до рассвета 29 апреля решению, король назначил наследным принцем своего племянника Мухаммеда ибн Найефа (Muhammed bin Nayef), а его сын Мухаммед ибн Салман (Muhammed bin Selman) стал вторым в очереди к трону. Примечательно, что они оба выступают в качестве сторонников жестких подходов к обеспечению безопасности. Кроме того, не стоит забывать и о назначении на пост министра иностранных дел бывшего посла в Вашингтоне Адиля аль-Джубейра (Adil el Cubeyr), который не является членом королевской династии; он же сообщил всему миру об операции в Йемене. Эта смена приоритетов, безусловно, приближает Доху и Анкару (решительно настроенных в вопросе смены власти в Сирии) к Эр-Рияду после того, как в их отношениях с Саудовской Аравией возникла напряженность на почве «Братьев-мусульман».

Вторая динамика, тесно связанная с первой, заключается в роли этого вновь формирующегося суннитского альянса в объединении сил оппозиции в Сирии. Как 1 мая отметила британская вещательная корпорация BBC, именно при поддержке и содействии нового альянса стала возможной ситуация, при которой в конце марта сирийская оппозиция отвоевала центр города Идлиб, находящегося на северо-западе страны, всего в 40 километрах от границы с Турцией, и продвинулась в сторону Латакии, нусайритского поселения и «оплота Асада» на берегу Средиземного моря. Сирийская оппозиция, взявшая Идлиб, а затем и пригород Джиср Аш-Шугур по пути в Латакию, выглядит разношерстной. В ее состав, помимо сирийской ячейки «Аль-Каиды» «Фронта ан-Нусра», входит такой сильный оппозиционно настроенный союз, как «Ахрар аш-Шам». Военную коалицию, возникшую при участии двух этих групп, а также других оппозиционных блоков разных размеров, называют «Армией завоевания». Среди их целей — не только Латакия, но и Дамаск.

Еще ни раза с начала гражданской войны в Сирии Латакия не сталкивалась с подобным риском, при этом силы режима сейчас вынуждены воевать с оппозицией как на юге, у границ Иордании и Израиля, так и на западе, у границ Ливана. Если, несмотря на поддержку «Хезболлы», режим проиграет бой в горах Каламун на ливанской границе, в 20 километрах к северу от Дамаска, сирийские власти больше не смогут использовать жизненно важный маршрут для поставки оружия и боевиков. А это приблизит силы режима к разгрому. В рядах правительственной армии уже ходят слухи о расформировании, их военная стратегия уже сейчас опирается в основном на превосходство в воздухе.

В Израиле — одной из стран, которая внимательно следит за ситуацией в соседствующей с ней Сирии, — либеральная газета Haaretz (6 мая) написала: на фоне этих событий некоторые «израильские официальные лица» стали поговаривать о том, что если Асаду придется несладко, он откажется от Дамаска и бросит все свои силы на оборону Латакии. В этой ситуации от траты времени и ресурсов на войну, в которой при таких условиях невозможно одержать победу, может отказаться и главный сторонник Асада — Иран, в интересах которого сосредоточить все внимание на куда более выгодном для него вопросе — «соглашении по ядерной программе». Тогда «Сирия без Асада» может перестать быть фантазией.