Соглашение, достигнутое в результате переговоров, которые 20 месяцев шли между группой «5+1» (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН + Германия) и Ираном, обладает исключительным значением с точки зрения установления мира в регионе и во всем мире. Детали соглашения можно обобщить следующим образом: в обмен на отказ Ирана от обогащения урана с целью производства ядерного оружия состоится постепенная отмена международных ограничений, которые были наложены на торговлю с Ираном после 2006 года. В случае выполнения данных обязательств международная изоляция, которую Иран переживает с Исламской революции 1979 года, подойдет к концу.

Для международного сообщества данное соглашение (в случае его реализации) приведет к следующим последствиям. Во-первых, оно будет препятствовать гонке ядерных вооружений на Ближнем Востоке (весьма вероятно, что в случае получения Ираном ядерного оружия Саудовская Аравия и Турция во главе с Партией справедливости и развития последуют его примеру). Соглашение являет собой ценный пример решения международных разногласий дипломатическим путем. С его помощью руководство США в значительной мере избавится от «опеки» Израиля. Кроме того, снова возникает надежда на решение сирийского кризиса. В последнее время официальные лица Ирана не делают жестких заявлений о сохранении правительства Асада и уповают на то, что соглашение будет способствовать региональному миру. Обама говорит о создании правительства, в котором будут представлены все круги сирийского общества. Возникает надежда на то, что дипломатия наконец положит конец напряженности и конфликтам, порожденным суннито-шиитской поляризацией на Ближнем Востоке.

Ирану это соглашение принесет множество выгод. Он избавится от угрозы смены режима. Если нынешний режим не упустит этот удобный случай, он получит возможность интегрироваться в международное сообщество. Иран сможет оживить и диверсифицировать свою экономику. Вполне возможно, что при интеграции с миром смягчится авторитарный режим, который находится под контролем шиитских религиозных деятелей. Это многое значит для той части населения Ирана, что уже задыхается от авторитаризма власти.

Соглашение предполагает крупные выгоды и для Турции. Экономические отношения двух стран будут спасены от ограничений, возникших с введением санкций против Ирана. Турция извлечет пользу из иранского рынка (учитывая, что Иран активно развивает промышленность), в Турцию потечет поток иранских туристов.

Если соглашение действительно поспособствует политическому решению сирийского кризиса (как многие ожидают), то максимальную выгоду от этого получит тоже Турция. Материальный и духовный груз на плечах Турции, принимающей сирийских беженцев, число которых достигло двух миллионов, становится почти неподъемным. Вероятность достижения политического компромисса в Сирии может дать Анкаре возможность вернуться к прежней внешней политике, которую она преследовала до 2011 года под лозунгом «ноль проблем с соседями».

11-й президент Турции Абдулла Гюль (Abdullah Gül) абсолютно прав. Для того чтобы Турция вновь стала источником вдохновения для стран с мусульманским большинством и начала играть лидирующую роль, ей следует пересмотреть свою политику в отношении Ближнего Востока и арабских государств. Какими бы ни были политические режимы в соседних и других странах, Анкара должна вернуться к политике, направленной на решение проблем с помощью дипломатии и диалога (а не с помощью оружия и военных угроз), и гарантировать мирные отношения с соседями через повышение экономической взаимозависимости. Без власти, нацеленной на построение правового государства, звезда Турции вновь не засияет.

Мой комментарий о возможных последствиях ядерного соглашения может показаться излишне оптимистичным. Но, очевидно, у этого соглашения есть все шансы оправдать мой оптимизм.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.