Как тяжело начинать день с такой картины. Крохотное тело, выброшенное на берег. По одну сторону от нас — море, прибивающее к берегу погибших, по другую — бессмысленные войны, которые каждый день уносят человеческие жизни. А посередине — мы, простые смертные, обреченные жить на берегу этой боли, оставляющей шрамы в душе... Со словами «жизнь продолжается» мы снова окунаемся в лишающую рассудка атмосферу хаоса, но «эти тела» не выходят из нашей головы. И внутренний голос, пожалуй, уже в тысячный раз застигает нас врасплох вопросом «почему?».

Думая об ИГИЛ, Асаде, партии «Демократический союз» (PYD), мы пытаемся подобрать адекватные ответы.

Что происходит на самом деле? Почему гибнут эти люди? Почему этот регион, частью, сердцем которого мы являемся, каждый день вынужден терпеть боль? Или история слепа? Неужели за боль, которую причиняют внукам тех, кто заложил здесь цивилизационные основы, не должно быть стыдно? И, что поражает еще более, почему гигантские государства молча наблюдают за этим позором человечества?

Так мы пытаемся исследовать шахматную доску, на которой роится бесчисленное множество государств и организаций.

Перед нами два важных измерения трагедии. Одно из них — терроризм ИГИЛ, боевики которого объявляют врагом каждый чуждый им элемент и прогоняют людей из их собственной страны, другое — миграционный кризис как следствие того же мышления и его производных. Начнем с первого.

Интересная информация о том, как разросся охват ИГИЛ, была недавно опубликована в российской «Новой газете».

Репортер Елена Милашина раскрыла грязный механизм, вращающийся в селе Новосаситли (Дагестан). Из этого села с населением две тысячи человек с 2011 года ушли на «джихад» в Сирию 22 человека.

А организацией процесса переправки джихадистов в Сирию через Турцию занималась российская разведывательная служба ФСБ. Все нужды — от паспортов до расходов на билеты — обеспечивала российская разведка.

Россия считает радикалов угрозой своей национальной безопасности. Но тогда почему она помогает джихадистам попасть в Сирию? В статье Милашиной ответ на этот вопрос обобщен так: кое-что пугает Москву гораздо больше, чем отправление радикалов в Сирию, — их пребывание в России. Ведь прошлый опыт показывает, что такая молодежь может перейти к терактам в российских городах.

В этих условиях Сирия, вероятно, становится для России неким местом пожара, которое можно воспламенить в любой подходящий для нее момент. Отправка джихадистов в Сирию — далекую страну, где, если потребуется, их будут бомбить российские самолеты, или где они погибнут в борьбе с другими организациями, отвечает интересам Москвы. Тем временем режим ее друга Асада благодаря ИГИЛ постепенно перестают считать первопричиной сирийских проблем. То, что Асад воюет с ИГИЛ, выставляет его как разумного партнера.

Стратегию сожжения безумцев в Сирии (от которых Россия, вероятно, желает избавиться) преследует не только Россия. Эту удобную для России возможность, должно быть, также используют ближневосточные авторитарные режимы, благоволящие ас-Сиси, как и, в свою очередь, США и ЕС. Вот уже несколько лет склонные к насилию радикалы из этих стран свободно направляются в Сирию. Хотя на их отправку на Ближний Восток закрывают глаза, возвращение радикалов обратно считается проблемой, и их арестовывают.

Очевидна и другая ступень этой игры: пока джихадистов отправляют в Сирию, «Турцию, принуждаемую к пакистанизации» обвиняют в пособничестве ИГИЛ. Именно так должна погаснуть восходящая звезда Турции, с которой народы региона начали связывать свои надежды на спасение. А то, что благодаря действиям ИГИЛ, тайно разросшегося в Кобани, потерпел провал мирный процесс с курдами, указывает на то, что сейчас они добились того, чего хотели.

Грязный механизм, лежащий в основе миграционного кризиса, мы рассмотрим в нашей следующей статье.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.