Военная операция российского правительства в Сирии, согласно официальному сообщению Кремля, организована для борьбы с терроризмом и сохранения национального суверенитета и территориальной целостности Сирийской Арабской республики, а также обеспечения региональной стабильности на Ближнем Востоке. За последние несколько дней эта тема ввиду конкретных практических действий военного характера вызвала определенное беспокойство у западных стран, Саудовской Аравии и особенно Турции, так что Анкара даже обратилась за помощью к Североатлантическому альянсу. Фактически данное обстоятельство может усложнить военную обстановку и увеличить вероятность, что на нее среагируют и другие региональные и мировые игроки. Генеральный секретарь НАТО уже заявил о готовности укрепления сил альянса вдоль турецко-сирийской границы, упомянув также о проекте усиления натовских войск быстрого реагирования. В ответ на это российские представители тоже заговорили о мерах противостояния. Хотя данные угрозы в самом начале могут и не привести к практической конфронтации, в конкретной ситуации существует вероятность возникновения настоящей напряженности.

Пока совершенно ясно, что военная ситуация в Сирии крайне изменчива и динамична, так что даже есть шанс присоединения к конфликту других держав, таких, как Китай. При таком раскладе предотвратить усугубление кризиса могут только конкретные шаги Соединенных Штатов. С самого начала сирийского кризиса американцы играли пассивную роль. Они главным образом хотели избежать сценария, в котором Америка оказалась бы замешана в региональных конфликтах, особенно в Сирии, и стремились лишь сохранить баланс власти на Ближнем Востоке. Вплоть до сегодняшнего дня США просто оказывали давление на своих союзников с целью поощрения Саудовской Аравии и Турции.

Разумеется, российская военная операция в Сирии не только угрожает национальным интересам Соединенных Штатов и сионистского режима, но и представляет настоящие риски для Саудовской Аравии и Турции. По этой причине последние дни представители Москвы и Анкары обменивались весьма нелестными высказываниями. Почти два года назад армейская операция и военное закрепление российских войск в Крыму произошли ровно через три дня после визита на полуостров нынешнего премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу. Кроме того, действия России на юге Турции и вдоль ее государственных границ, которые должны были стать воротами для проникновения в арабский и исламский мир, привели к тому, что Анкара оказалась как бы в военной блокаде Москвы.

Таким образом, получается, что самый большой удар получила эрдогановская Турция. Анкаре не удалось реализовать ни одну из своих задач. Турецкое правительство, будучи главным покровителем экстремистских группировок, лишилось своего союзника в Египте, где «Братья-мусульмане» были отстранены от власти. С другой стороны, сирийское правительство не только сохранило контроль над страной, но и получило военную поддержку сильного покровителя в лице России, входящей, между прочем, в ядерный клуб. Поэтому для Эрдогана наступление русских похоже на страшный сон. Конечно, российская военная операция в Сирии направлена на осуществление самых разных целей, однако больше всего она ограничивает непомерные амбиции Турции.

На фоне всего этого вырисовывает следующая картина. В нынешней ситуации, как видно, российское командование поручило армии Башара Асада выполнение наземной военной операции. Дело в том, что на протяжении двух или трех десятилетий ведение сухопутных боев всегда было связано для держав, участвующих в том или ином конфликте, с большой опасностью, поэтому сейчас мало кто отважится брать на себя такие риски.

В то же время Россия намеревается обеспечить победу своим союзникам в Дамаске за счет космических средств и тяжелых авиаударов. В ходе этой масштабной операции русские также учитывают неудачный опыт ведения наземных боев американской армией, поэтому наносить свои удары они будут только с воздуха.

Принимая во внимание тот факт, что террористы лучше ориентируются на местности, вполне возможно, что это станет их преимуществом и они все-таки смогут дать русским достойный отпор. В таком случае уместно будет вспомнить о «сирийском болоте», о котором говорил когда-то Барак Обама, и о печальном опыте участия США или Советской России в военных конфликтах во Вьетнаме, Ираке и Афганистане.