За последнюю неделю президент США Барак Обама дважды говорил по телефону с президентом Тайипом Эрдоганом.

В первый раз он выразил соболезнования в связи с терактом в Анкаре. Во второй — принес «соболезнования» в связи с ее сирийской политикой (хотя турецкое правительство все еще упорно не принимает это на свой счет).

Согласно осведомленному источнику, приближенному к Белому дому, последний звонок Обамы в очередной раз подтвердил следующий факт: турецкая внешняя политика в Сирии «была помножена на ноль». Ситуация - действительно, серьезная. Для Анкары угрозу ее интересам представляют Асад, а также Партия «Демократический союз» (PYD) и Отряды народной самообороны (YPG), связанные с Рабочей партией Курдистана (РПК). Военную поддержку одной из этих угроз оказывает «стратегический партнер» Турции на Востоке — Россия, а другой — ее «стратегический партнер» на Западе в лице США. Более того, и США, и Россия фактически соперничают друг с другом за то, чтобы удержать сирийских курдов в своих рядах под своим контролем. И, конечно, ни у кого из них не возникает мысли «не приведи Бог обидеть Анкару».

В последнее время измотанная двумя глобальными силами Анкара стала выражать свое беспокойство более явно. На прошлой неделе послы России и США в Анкаре были по отдельности вызваны в МИД Турции, и им была передана реакция правительства. Такие недружественные шаги в дипломатии, как демарш, указывают на серьезные проблемы в отношениях. Администрация США, обеспокоенная этим жестом Анкары, посредством звонка Обамы на высшем уровне сообщила о своей решимости в нынешней политике.

Повторяется история со звонком по поводу Кобани

В Вашингтоне есть сторонники той точки зрения, что последний звонок Обамы Эрдогану во многом повторяет его звонок в ходе кризиса в Кобани. Примечательно, что и звонок о Кобани был сделан после того, как США, несмотря на риски для Турции, оказали прямую помощь курдам, воюющим с ИГИЛ. После этих телефонных переговоров Анкара отошла от своей прежней линии и открыла на границе для пешмерга коридор. США, которые поспешно пересмотрели свои планы после погружения русских в Сирию и приняли решение наращивать военную поддержку курдским и арабским боевикам, противостоящим ИГИЛ, снова ставят Турцию перед свершившимся фактом.

Остается только догадываться, упрекнул ли Эрдоган Обаму в ходе этих телефонных переговоров: «Разве это стратегическое партнерство?» Очевидно, прежде чем принять такой важный шаг, который призван возродить курдов в Сирии с военной и политической точек зрения, администрация США не видела необходимости советоваться с Анкарой. В противном случае американского посла Джона Басса (John Bass) не вызывали бы в турецкий МИД.

Вы спросите, почему американцы так легко идут на причинение беспокойства Турции, которая представляет для них стратегическое значение? Действительно, обычно они этого не делают или не считают нужным делать. Но США — глобальная сила, которая при необходимости способна навязать свое мнение, политику своим союзникам. Особенно если речь идет о диаметрально противоположной позиции. Нечто подобное США пытались сделать при оккупации Ирака в 2003 году. Несмотря на все предостережения Анкары, США заняли Ирак и потребовали от Турции открыть северный фронт. Вопрос здесь выходит далеко за рамки аспекта «кто прав и неправ». Обычно тон в международных отношениях задает более сильный.

У Турции не осталось козырей


А теперь несколько перефразируем вышеприведенный вопрос: может ли Турция позволить себе противостоять США? Дисбаланс сил делает эту вероятность нулевой. Если бы американцы не получили от Турции разрешения на использование базы Инджирлик и других военных баз, они, возможно, пытались бы доставить радость Анкаре до тех пор, пока не добились бы этого. Кроме того, в данный момент перед ними - слабая с точки зрения торга Турция: ее экономика в кризисе, общественная стабильность пошатнулась, а угрозы, нависшие над регионом, слабость управления и внутренние споры подорвали ее мощь. Она не может крепко стоять на ногах.

Судя по заявлениям официальных представителей администрации Обамы, с Анкарой все в порядке. А то, как обстоят дела на самом деле, становится понятно не из выступлений официальных лиц на помостах, а из того, о чем говорят неназванные источники. Так, в беседе с Тимом Аранго (Tim Arango) и Энн Бернард (Anne Barnard, 14 октября, New York Times) неназванные уполномоченные лица сообщили: «...Несмотря на открытие авиабазы Инджирлик и готовность Турции присоединиться к самолетам союзников для нанесения ударов по целям ИГИЛ, США, как бы это ни огорчало (Анкару), будут делать, что хотят и когда хотят». Именно эту позицию Обама «правильными словами» довел до сведения турецкой стороны, когда позвонил Эрдогану.

США издеваются над Анкарой

Будто насмехаясь над Анкарой, американская сторона настойчиво утверждает, что оказывает военную помощь не PYD и курдам, а арабской оппозиции. В четверг один из официальных представителей Пентагона Питер Кук (Peter Cook) сказал (а, возможно, проболтался), что часть оружия, сброшенного США, попала к курдским силам. Пентагон тут же исправился и заявил, что оружие, которое было поставлено в конце недели, получили сирийские арабы. С другой стороны, в интервью ANF лидер PYD Салих Муслим (Salih Müslim) подтвердил, что их силы приняли от США 50 тонн вооружений. В составе группы, которую США поддерживают на северо-востоке Сирии, чтобы отнять у ИГИЛ так называемую столицу Ракку, — около 25 тысяч курдов, представляющих YPG, и пять тысяч арабских боевиков. Даже если эти вооружения изначально были переданы арабам, то сложно представить, что они не попали к YPG.

Администрация США не может не знать о том, что многие курдские бойцы в Турции носят каски РПК, а в Сирии — каски YPG. Но США делают вид, что не знают об этом, поскольку это не отвечает их целям. Им ведь чрезвычайно нужны силы, которые будут воевать в Сирии на земле.

Очевидно, США, чтобы выиграть войну против ИГИЛ в Сирии, не воздерживаются от военной помощи вооруженной группе, которую ее союзник по НАТО Турция (справедливо или нет) рассматривает в качестве угрозы. А Анкара, в свою очередь, чтобы попытаться выиграть войну чужими руками против режима Асада, помогала группам, которых США считали террористами (достаточно вспомнить о турецких грузовиках, задержанных при перевозке оружия). Таким образом, ради своих приоритетов и интересов в Сирии каждое из двух этих государств делает то, что не вполне совместимо с понятием союзничества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.