Поездка по России — и что она говорит о границах в Европе
Девятиклассники Юлиус Марн, Бенита Бартельс и Козима фон Ваккербарт в составе группы учащихся интерната из Луизенлунда совершили путешествие по России. До  сих пор они не знали, что такое пограничный контроль и трудности, связанные с визами — ведь с тех самых пор, как они родились на свет, в Европе ничего этого нет. Нашему изданию они рассказали о своем новом жизненном опыте и важных выводах, сделанных ими на основании этого опыта.

В первый раз в России — и на тебе, еще кое-что! Я был в поездке со своим классом по России и ехал в поезде из Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург, и вдруг не нашел свой заграничный паспорт. Меня охватило что-то вроде паники, и мы с одноклассниками принялись обыскивать все наше купе. Мысленно я уже приготовился к тому, что оказался в чужой стране с совершенно незнакомым мне языком без документов. Для поездок по Европе паспорта и визы не нужны, но в России без них никак не обойтись. Наш школьный обмен был прекрасен, но с ним оказалась связана масса хлопот с документами, необходимыми для поездки. А это, в свою очередь, разъяснило нам некоторые вопросы относительно ситуации в Европе.


Для меня и моих одноклассников все эти хлопоты по поводу виз, заграничных паспортов и т. д. оказались чем-то совершенно новым и неизведанным. Мы выросли в Европе уже после подписания Шенгенского соглашения и поэтому, по сути, не знали, что такое настоящие границы между разными странами. Так, приезжая во Францию, Испанию или Италию мы определяем, что приехали в другую страну, лишь по тому, что люди вокруг говорят на другом языке.

Много бюрократической возни перед поездкой в Россию

Все началось еще в ходе приготовлений к поездке к нашим партнерам в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге. Чтобы въехать на территорию России, нам, конечно, нужны были визы. Но, как говорится, было легко сказать, но трудно сделать. Понятно, что у нас были приглашения со стороны наших партнерских школ, что несколько облегчило нашу задачу. Тем не менее, нам пришлось потратить несколько часов на то, чтобы заполнить соответствующие анкеты.


В частности, нам следовало указать точный маршрут нашей поездки, места ночевок, а также точные даты въезда и выезда с территории России. С наибольшими трудностями столкнулась моя одноклассница из Саудовской Аравии, родившаяся в Эквадоре и шесть лет прожившая в США. Будучи гражданкой США, ей пришлось указать в анкете все места и даты своих поездок за последние десять лет, а также цель поездки в Россию. Заполнив анкеты и отправив их в консульство Российской Федерации в Гамбурге, две недели спустя мы получили визы. Надо сказать, что потребовалось много бюрократической возни для того, чтобы просто посетить другую страну.

Контроль даже в поезде

А потом еще этот бесконечный контроль в пути: по прибытии в международную зону аэропорта нам пришлось в первый раз предъявить паспорта. Сотрудник федеральной полиции спросил каждого из нас, куда мы направляемся. Перед полетами внутри Европы я с подобным никогда не сталкивался и был немало удивлен фактом таких расспросов. В Москве нас также ожидал паспортный контроль, причем там было две очереди: для россиян и для иностранцев. При этом надо было передать паспорт сотруднице российской пограничной службы, которая тщательно проверила, все ли в порядке с визой, и является ли лицо, предъявившее паспорт, его реальным владельцем. От пограничницы я получил так называемую иммиграционную карту, которую должен был иметь при себе в ходе всей поездки. На небольшом листке бумаги белого цвета должно было быть точно указано, в какой гостинице мы будем ночевать, и какая школа пригласила нас в Россию. Благодаря иммиграционной карте российская миграционная служба может видеть, где и когда мы находились.

Где мой загранпаспорт?

И тут возникла эта проблема в поезде. Перед посадкой в поезд мы должны были предъявить не только билеты, но и паспорта с визами и иммиграционными картами. И вот мой паспорт вместе с иммиграционной картой пропал. Что это могло означать?

О потере следовало бы незамедлительно заявить в полицию, получить там соответствующий протокол и отправиться с ним в консульство Германии в Санкт-Петербурге. После этого мне пришлось бы подать заявку на выдачу мне временного загранпаспорта для того, чтобы покинуть территорию России. А потом мне нужно было бы доказать, что, находясь в России, я посетил такие-то места в такие-то сроки, чтобы заново заполнить иммиграционную карту. Можно подумать, что прошлой бюрократической возни было недостаточно.

К счастью, все обошлось: мой паспорт оказался у одного из наших учителей. Так что дополнительного стресса мне удалось избежать.

Европа без границ: очень большая привилегия

Перед вылетом из Санкт-Петербурга российская таможня тщательно проверила наш багаж, чтобы удостовериться, что мы не собираемся ничего вывезти из России нелегально. Потом мы зарегистрировались на рейс, еще раз предъявив на контроле наши билеты, паспорта и визы. При пересадке в Москве перед вылетом из России нам пришлось еще раз выстроиться в очередь и предъявить паспорта с визами. При этом у нас изъяли иммиграционные карты. Пограничники были очень строги с нами. В Гамбурге мы в последний раз предъявили паспорта.

Наша поездка в Россию и без того была очень познавательна, но в ходе нее мы дополнительно поняли кое-что очень важное: поездки с постоянным паспортным контролем — вещь очень обременительная. Нам с самого начала было понятно, что путешествие в  Россию не будет легким, но мы не знали, что нам придется без конца предъявлять паспорта и визы. Я рад, что в Европе в наше время можно ездить в другие страны, обходясь без всяких виз. Надеюсь, что на эту ситуацию не повлияет и нынешний миграционный кризис. Если перед поездками по Европе нам вновь пришлось бы постоянно заказывать визы, с этим было бы связано много ненужных хлопот. Ездить просто — это большая привилегия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.