Индия, Науру, Тувалу… Что общего у этих трех государств? Последние два – это крошечные тихоокеанские островки, которые считаются самыми маленькими государствами в мире. По моим подсчетам, в Индии живет в 44 000 больше людей, чем в них обоих вместе взятых.

Однако пока заседает Генеральная ассамблея ООН, все страны (кроме постоянных членов Совета безопасности) равны, и любой голос – это голос. Именно поэтому у российско-грузинского конфликта открылся новый – теплый – фронт на Тихом океане.

Я на удивление мало знаю о Науру, стране площадью в восемь квадратных миль (что равняется примерно одной восьмой округа Колумбия) и с населением в 14 000 человек, а между тем, его президент был первым главой государства, у которого я брал интервью. Самое маленькое государство в мире и начинающий репортер BBC – это было хорошее сочетание. На дворе стоял 1992 год, и я готовил материал о скандале вокруг плутония, который Япония перевозила по морю. Науру тогда рискнуло навлечь на себя гнев японцев, запретив кораблю с плутонием проходить через свои территориальные воды. Я дозвонился за тридевять земель, чтобы услышать, что президент Бернард Довийого (Bernard Dowiyogo) находился на той неделе в Кенсингтоне, в Лондоне и был готов дать мне интервью.

После этого я забыл о Науру, пока в 2009 году оно внезапно ко всеобщему веселью не стало четвертой страной, признавшей независимость Абхазии и Южной Осетии. Не бесплатно, разумеется. В 1992 году я еще не понимал, что бедное храброе Науру – фактически, банкрот. Некогда у него были гигантские запасы фосфоритов, образовавшиеся из накопившегося за столетья птичьего помета. В какой-то момент, в 1960-х годах, деятельность британских, немецких и австралийских добывающих компаний обеспечила острову самый высокий в мире доход на душу населения, но затем залежи начали истощаться, экология была испорчена, а доходы оказались растранжирены. В 1990-е страна служила оффшорной зоной (и обвинялась в том, что ее используют для отмывания денег) и несколько лет давала приют группе афганских беженцев, которых Австралия так не хотела оставлять у себя, что была даже готова платить за их проживание.

Однако подобные доходы быстро себя исчерпали, и правительство нашло более надежный способ извлечения прибыли: торговать своим членством в ООН. Именно поэтому Науру может гордиться статусом единственной страны мира, признавшей одновременно независимость Косово, Абхазии и Южной Осетии — и, заметим, без всяких комплексов относительно границ в Европе после холодной войны. Оно также умудрилось признать правительство Тайваня, затем отказаться от признания и опять его признать, что заставило Пекин дважды разрывать дипломатические отношения с Науру. Могу только предполагать, сколько все эти изящные пируэты принесли Науру денег, но известно, что после признания Абхазии и Южной Осетии, русские пожертвовали острову девять миллионов долларов на модернизацию местного порта.

Вашингтон также играет в эти игры. Науру постоянно голосует против резолюции ООН о «мирном урегулировании палестинского вопроса», составляя компанию США, чтобы им не было слишком одиноко. В 2009 году за очередной вариант резолюции проголосовали 164 страны; против него выступили семь стран – Соединенные Штаты, Израиль, Австралия и четыре тихоокеанских микрогосударства, в том числе Науру.

Недавно Грузия нашла способ нанести России ответный удар с помощью Тувалу – ближайшего к Науру тихоокеанского государства. 11 сентября стало известно, что правительство в Тбилиси «оказывает финансовую помощь постоянному представительству Тувалу при ООН». Позднее подтвердилось, что Грузия заплатила за медикаменты для Тувалу «примерно 12 000 долларов» - около одного доллара на каждого островитянина.

И – вуаля – Тувалу оказалось одной из пятидесяти стран (среди которых также были Маршалловы острова и Микронезия), поддержавших прогрузинскую резолюцию Генеральной ассамблеи, которая подтверждает право на возвращение для всех беженцев из Абхазии и Южной Осетии. Естественно, Науру (как и Соломоновы острова) было в числе 17 стран, голосовавших «против».

К счастью, можно не опасаться, что на экваторе разгорится новая война. Особенности тихоокеанской географии таковы, что хотя формально Науру с Тувалу считаются соседями, их разделяют восемь сотен миль. К тому же у Южной Осетии нет военных кораблей. Однако Грузии и России следовало бы быть осторожнее. Заигрывая с тихоокеанскими микрогосударствами с населением как у американского пригорода, они подталкивают малые территориальные образования на Северном и Южном Кавказе — Южную Осетию, Северную Осетию, Ингушетию и т. д. - задаться простым вопросом: «Если они могут быть членами ООН, то почему мы не можем?»

Томас де Ваал - старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace.)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.