Исторический договор, ратифицированный 71 голосом против 26 всего за несколько часов до начала рождественского перерыва в работе Сената, стал для демократов крайне необходимым им перед праздниками достижением.

Однако вопрос в том, насколько эта победа носит символический характер, и насколько она реально поможет избавить мир от ядерной угрозы? Хотя ратификация договора может начать то, что президент Барак Обама назвал «периодом прогресса», в сущности, она стала лишь маленьким шагом на дороге к главной цели – уничтожению ядерного оружия.

Согласно договору, в течение семи лет число стратегических боеголовок, развернутых в каждой из стран, должно сократиться до 1550 (впрочем, этого все равно достаточно, чтобы несколько раз подряд уничтожить жизнь на Земле в привычном нам виде). Загвоздка прячется в слове «развернутых». На деле и в российских и американских арсеналах по-прежнему будут храниться еще тысячи неразвернутых боеголовок, а по всей Европе будут по-прежнему размещены сотни тактических американских ядерных бомб.

Более того, несмотря на договор, Америка и Россия продолжают модернизацию своих арсеналов, и США планируют потратить в течение ближайших 10 лет 85 миллиардов долларов на обновление своего ядерного научно-производственного комплекса. Подобные шаги, если они будут осуществлены, негативно скажутся на перспективах, которые обещает договор о СНВ, так как они противоречат взятым на себя сторонами обязательствам стремиться к миру, свободному от ядерного оружия.

Выступая в Праге, Обама некогда пообещал посвятить свой президентский срок благородной цели, сказав: «Некоторые говорят, что мы обречены жить в мире, в котором все больше стран и людей будут владеть абсолютными инструментами разрушения. Подобный фатализм крайне опасен, так как, если мы поверим в то, что распространение ядерного оружия неизбежно, мы в определенном смысле признаем неизбежным и его применение».

«Поэтому сегодня я заявляю со всей убежденностью, что Америка будет стремиться к мирному и безопасному миру, в котором не будет ядерного оружия», - добавил он.

Эти сильные и трогательные слова укрепили в людях по всему миру надежду на то, что уничтожение ядерного оружия, это не утопия, а насущная необходимость, внезапно оказавшаяся достижимой.

Новый договор о СНВ также ставит и перед Австралией вопрос о том, каков ее вклад в нависшую над миром ядерную угрозу. Как мы недавно видели на Корейском полуострове, реалии жизни в мире, в котором существует ядерное оружие, таковы, что региональная дипломатия может моментально принять смертоносный оборот. Для стран, которым не повезло оказаться затянутыми в эту гибельную орбиту, последствия могут оказаться чудовищными.

Незадолго до ратификации договора Австралия согласилась поставлять уран в Россию, которая печально прославилась непрозрачностью своих оружейных программ для иностранных наблюдателей. Как известно, за последнее десятилетие Международное агентство по атомной энергии не провело, фактически, ни одной проверки российского ядерного арсенала.

Раз Австралия хочет взять под контроль примерно 30% мирового рынка урана, она обязана следить за тем, чтобы ее уран не усиливал потенциально взрывоопасные глобальные трения.

Мы также должны держаться как можно дальше от любых новых программ – включая программы, связанные с экспортом австралийского урана – которые будут ставить под угрозу мир и живущих в нем людей в ближайшие десятилетия. Хотя новый договор о СНВ позволяет нам несколько подвинуться к безъядерному миру, мечты о котором Обама осмелился вслух высказать в Праге, нам все же необходимо ставить перед собой реально достижимые в настоящий момент цели.

На прошлой неделе Сенат США сделал первый важный шаг в правильном направлении, ратифицировав договор. Однако договор – это не самоцель и теперь нам следует искать другие способы ускорить освобождение мира от той угрозы, которую ядерные вооружения представляют для самого его существования.

Джеймс Норман (James Norman) – координатор по связям с общественностью Международной кампании за уничтожение ядерного оружия (International Campaign to Abolish Nuclear Weapons).