Один за другим исчезают с карты Литвы символы и наследие советской эпохи. Как и их соседи, латыши и эстонцы, граждане Литвы  в течение последних двух десятилетий независимости не жалели усилий на этом направлении. Тем не менее, на северо-востоке страны, в пяти километров от границы с Белоруссией, возвышается ужасающее здание, чем-то напоминающее собор, но не католический, а советский, от которого литовцы не хотели бы избавляться.  Это Игналинская атомная электростанция, на которой установлены вызывающие опасения реакторы типа РБМК-1500, аналогичные тем, что эксплуатировались на Чернобыльской АЭС. Этот огромный монстр советского периода, как ни странно, до настоящего момента обеспечивал Вильнюсу энергетическую независимость от Москвы. Станция обеспечивает на 70% потребности Литвы в электроэнергии.


Суть проблемы заключается в том, что у Игналинской АЭС отсутствует необходимая инфраструктура для изоляции реактора. Этот серьёзный и практически неустраняемый недостаток заставил Евросоюз  потребоваать от Литвы закрытия АЭС до 31 декабря 2009 года. Соответствующая договорённость была достигнута до вступления этой прибалтийской республики в ЕС. Так что участь Игналинская АЭС тоже предрешена, она вот-вот исчезнет с  карты. Но вот что точно останется на карте так это трубопроводы, которые конечно же ведут в Россию.


Посёлок Висагинас был построен в семидесятые годы для работников станции и членов их  семей. Он представляет из себя ужасающий пример всех недостатков советского градостроения. Невольно приходит на ум, что перед авторами проекта была поставлена задача, чтобы проживающие в нём люди не собирались  вместе, не общались, не жили счастливой жизнью.


Городок напоминает эпицентр экономического катаклизма, обрушившегося на Литву в 2009 году:  валовой внутренний продукт сократился на 18%, дефицит бюджета составляет порядка 10%, а уровень безработицы достиг 14%. Помимо всего прочего, после 1 января ожидается резкое повышение цен на электроэнергию.


В торговом центре, представляющем из себя единственное место, где могут пообщаться люди холодным осенним утром, Ольга, Кларисса и Наташа говорят о своей обеспокоенности в связи с закрытием станции, о том,  что вместе с ней может «закрыться» и город, в котором 30.000 жителей.
У Висагинаса свои особые причины, но после продолжительного периода стремительного роста многих граждан страны охватила тревога.


«Мы полагаем, что последствия от закрытия Игналинской АЭС будут не столь серьёзными, как считалось вначале, но в любом случае окажет дополнительное давление на экономику страны”, заявила министр Финансов Ингрида Симоните во время встречи в своём ведомстве.

 

«Дело в том, что в самый острый момент экономического спада мы были вынуждены сократить расходную часть бюджета и увеличить налоги. Ведь при дефиците бюджета и сокращении ВВП на 18% у нас просто не было другого выхода. Конечно, это болезненно. Сначала мы старались сокращать расходы в наименее чувствительных областях, но иногда приходится резать по живому. Ничего не поделаешь, это необходимо», поясняет министр.


«Считаю оправданным повышение на 50-60% цены на электроэнергию после закрытия Игналинской АЭС», заявляет Витаутас Наудузас, заведующий отделом энергетики в министерстве иностранных дел. «Но это не всё. Острота проблемы заключается в миллиардах  евро, которые потребуются на установление или укрепление энергетических связей с другими странами Евросоюза». В настоящее время Литва фактически является энергетическим островком, соединённая только одним мостом с Белоруссией и Россией.


ЕС принял решение о выделении в 1,3 миллиарда евро [и уже перечислил бóльшую часть] суммы в качестве помощи Литве на закрытие Игналинской АЭС. Однако многие эксперты сходятся во мнении, что страна заблаговременно не предприняла энергичных мер по осуществлению проектов, способных обеспечить ей энергетическую безопасность. Вот уже долгие годы ведутся переговоры о строительстве новой атомной электростанции в Висагинасе во взаимодействии с Эстонией, Латвией и Польшей. Но дальше слов дело не идёт, в основном из-за отсутствия политического консенсуса в литовском парламенте.


Как считают многие литовцы, когти Большого Медведя вновь возьмут за горло их страну после двадцати лет независимости. Такая перспектива не добавляет энтузиазма Вильнюсу, хотя несколько успокаивает то обстоятельство, что по литовским трубопроводам доставляются углеводороды в Калининградскую область России. Это снижает вероятность неожиденных и политически мотивированных перебоев в снабжении энергоресурсами.


Как бы то ни было, но литовцы, похоже, стоически выдерживают свалившиеся на них невзгоды. Их страна одной из последних приняла католицизм. Это произошло в конце XIV века. А до того там господствовало язычество, несомненно оказавшее влияние на национальный характер и оставившее след в именах, которые сейчас кажутся нам несколько странными, как например Гиедре, что означает «голубое небо».
Чудесным образом сохранилась такая благородная традиция (унаследованная, возможно, от советского периода), как полноправное участие женщин во всех сферах жизни общества. Однако стоит при этом отметить, что в пивных Вильнюса ячменный напиток подаётся  дамам в одних  бокалах, а кавалерам –в других.


Министр Финансов Ингрида Симоните приводит некоторые данные, которые указывют на то,  что самое плохое – позади. Похоже, что падение ВВП достигло самой низшей точки, продажа литовских долговых обязательств идёт хорошо вот уже несколько дней. «Послушай, брат, лучше энергетическая зависимость, чем военная оккупация», заявил мне один егерь из Висагинаса, который предпочёл остаться неизвестным.