На днях господин Репше сообщил публике следующее. «Мы все-таки макроэкономически улучшили свою политику. Конечно, дебаты о том, каким будет оздоровление мировой экономики — L-типа, V-типа или W-типа, — продолжаются. Существуют риски, что США и отдельные страны Европы вложили в экономику слишком много денег, там имела место огромная фискальная стимуляция. Этот процесс может иметь побочные эффекты».

Вы что-нибудь поняли, уважаемый читатель? Вот и я не понял.

Какой-то бухгалтерский новояз, зашифрованное послание. Без словаря и ста грамм не разберешься...

Но прямо-таки ощущается наслаждение, которое испытывает господин министр, произнося фразы, не понятные никому, кроме избранного круга специалистов.

В Латвии министр — политическая фигура. Политик обращается к разуму и сердцам людей. Вот на днях прошла информация, что к концу года в Латвии будет 80 тысяч безработных, не получающих пособия. Им и их близким без разницы, каким будет выздоровление мировой экономики — L-типа или V-типа. Этим людям нужны типа работа и типа зарплата, а если их нет, то хотя бы типа пособие.

И министр должен понимать, чувствовать беду этих людей и внятно, на доступном этим людям языке объяснить, как он собирается выручать их из беды и какие усилия требуются от них самих для этого. А не произносить шаманские заклинания.

«Мы все-таки макроэкономически улучшили свою политику...» Вот что это значит, черт возьми, что конкретно улучшено?! Сталинское «Жить стало лучше, жить стало веселей» звучит человечнее, чем этот язык роботов.

Когда читаешь интервью членов правительства или отчеты с заседаний Кабинета министров, постоянно возникает ощущение, что эти люди живут в другой стране, не в той, где обретаемся мы с вами. Они живут в заоблачной стране цифр, холодных абстракций. Человек из плоти и крови, его страдания, надежды, его здоровье, благополучие — все это неважно, а важны циферки после запятой...

Может быть, эти ребята из правительства были бы на своем месте в каком-нибудь исследовательском бюро по изучению, допустим, тенденций мирового рынка. Сидели бы в черных бухгалтерских нарукавниках за мониторами и отслеживали эти самые тенденции... Думаю, они неплохо справились бы.

Но рулить народом они не могут. Они стали чужими ему. Ментально чужими, как сказал бы представитель титульной творческой интеллигенциию. Они даже говорят на каком-то непонятном — ни латышском, ни русском — языке.

Молчание пастырей

6 ноября в Доме Черноголовых состоялся молитвенный завтрак. Участвовали более двухсот VIP-персон, среди них: президент Латвии Затлерс, главы основных конфессий, депутаты Сейма, руководители самоуправлений и пр. Особые молитвы, как сообщают информагентства, были посвящены тому, чтобы жители Латвии перестали проклинать государственную власть.

Довольно странная молитва, на мой взгляд. Что это, призыв к смирению?.. Мне кажется, что молиться сегодня надо о тех, кто страдает, кого неумелые и корыстные действия государственной власти загнали в безвыходную ситуацию, на самое дно жизни. О бездомных, безработных, гастарбайтерах...

Сотни тысяч жителей Латвии оказались перед, казалось бы, уже давно решенной и забытой в Европе проблемой примитивного выживания. Ясное дело, что эти люди проклинают власть, — за что им ее благодарить?

Я обычно не вмешиваюсь в религиозные дела, но иногда все-таки надо напомнить о некоторых вещах. В истории каждой религии были духовные лидеры, которые не боялись обличать светских властителей, если те того заслуживали. Бывало, что власть отвечала на эти обличения свирепыми гонениями — убивала, сажала, ссылала. Но это не останавливало людей веры.

В наше либеральное время подобные суровые кары священнослужителям со стороны государства не грозят. Почему же они молчат? Ведь ясно как божий день, что никакой не мировой кризис, а алчность, корыстолюбие наших власть имущих довели страну, что называется, до ручки. А теперь, когда пришло время платить по счетам, они пытаются выжать у населения последние сантимы.

Это не узкоэкономическая и не узкополитическая — это моральная проблема. А раз моральная — значит, она напрямую касается лиц, облеченных духовной властью. Их долг — говорить правду в лицо тем, кто украл, смошенничал и т. п.

Но они молчат. Молчание прорывается только перед гей-парадами. Тема, конечно, модная, но касающаяся узкой группы лиц. А большинство волнуют другие заботы: как выжить, не имея работы? как заплатить врачу, не имея денег? где жить, если выселяют из квартиры? И главное — где справедливость, почему она исчезла из нашей жизни? Ответов духовных пастырей не слышно...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.