Парламентская комиссия по расследованию скандала вокруг секретной тюрьмы ЦРУ на этой неделе заканчивает сбор свидетельских показаний и готовится огласить свои выводы. На прошлой неделе для дачи показаний в парламентский Комитет по национальной безопасности и обороне был вызван экс-президент Литвы Роландас Паксас, который заявил, что в бытность президента его спрашивали о возможном содержании на территории Литвы террористов «Аль-Каиды», но он отказался, за что и поплатился собственной должностью.

 

Паксас вспомнил

 

Чем дальше развивается этот скандал, тем больше появляется новых вопросов и противоречий. Так, еще несколько месяцев назад, когда шум вокруг тюрьмы ЦРУ в Литве только набирал обороты, все бывшие руководители страны, главы МИД, сотрудники спецслужб в один голос заявляли, что ничего подобного в Литве во время их правления не было. Это же утверждал и Роландас Паксас, который говорил, что никаких сведений о содержании террористов в Литве у него нет. Однако в прошлую пятницу после дачи показаний в парламенте Роландас Паксас неожиданно заявил журналистам, что намеки на создание секретной тюрьмы все же были. «Мне трудно сказать, существовала ли тюрьма, но, будучи тогда президентом, я знал, что желание ввезти в Литву лиц, обвиняемых в терроризме, было», - сказал Роландас Паксас.

 

По его словам, такое предложение поступило в тот момент от главы Департамента госбезопасности Литвы Мечиса Лауринкуса, который в настоящий момент является послом Литвы в Грузии, и которого сам Паксас называет одним из исполнителей его свержения с поста президента. «Ко мне обратились как к главе государства, чтобы я дал или не дал согласие на то, чтобы в Литву были ввезены лица, которые бы попали в страну не как простые смертные. Деталей я рассказывать не могу, но моим ответом было решительное «нет», - добавил экс-президент. Этот разговор, по словам руководителя «Порядка и справедливости», произошел еще в 2003 году, когда Литва только готовилась к вступлению в НАТО. Сам разговор якобы носил неофициальный характер, поэтому документально подтвердить слова Лауринкуса нельзя. Впрочем, сам Лауринкус после такого поворота событий не стал отрицать, что интересовался этим вопросом, но за этим разговором якобы ничто и никто не стоял. По утверждению шефа госбезопасности, он просто хотел заранее «знать позицию Литвы», поскольку тогда руководство США уже вполне открыто рассуждало о возможности перенести тюрьмы ЦРУ.

 

«Я обращался к тогдашнему президенту Паксасу, чтобы была высказана позиция Литвы по этому вопросу. В мире начались разговоры о такой возможности, поэтому в будущем к нам могли обратиться с такой просьбой. Я хотел выяснить, какова наша позиция», - сказал Лауринкус Delfi. И Паксас, и Лауринкус утверждают, что на этом обсуждения вопроса завершилось и никакого продолжения темы не было. Кто из них лукавит, знают только герои этой истории. Непонятно, почему и Лауринкус, и Паксас изначально не упоминали об этом диалоге. Оба просто забыли? В это верить слишком наивно. Начали откровенничать после того, как был спешно разработан и принят закон, вводивший ответственность за ложные свидетельства во время расследований парламентской комиссии, который на прошлой неделе подписала Даля Грибаускайте? Откуда такое праздное любопытство Мечиса Лауринкуса? Вдруг взять и просто поинтересоваться у Паксаса: «А как вы относитесь, чтобы в Литву привезли несколько террористов «Аль-Каиды» - тоже слишком наивно. Такие вопросы не появляются ниоткуда. Тем более у шефа госбезопасности.

 

Импичмент Паксасу режиссировало ЦРУ?

 

Наконец сам экс-президент Литвы связал вынесение ему обвинительного приговора и отстранение от должности с секретными тюрьмами. По его словам, секретные тюрьмы ЦРУ и импичмент «напрямую связаны». Это заявление не просто выходит за рамки сенсации – это очень серьезное обвинение, которое может привести к огромным последствиям для Литвы. Скандал с отстранением Роландаса Паксаса действительно начался с Мечиса Лауринкуса, который самый первый вбросил в СМИ информацию о том, что Роландас Паксас якобы зависит от своего главного спонсора Юрия Борисова и «представляет угрозу национальной безопасности».

 

Если интерпретировать утверждение экс-президента о том, что тюрьма ЦРУ и его отстранение связаны, то выстраивается следующая цепочка: Паксас не дает согласия привезти террористов в Литву, за это его, по надуманной причине, снимают с должности, организуя заговор и импичмент. Эта схема выглядит слишком упрощенной. К тому же это означает, что Валдас Адамкус, который следом за Паксасом занял президентское кресло, не мог не знать о секретной тюрьме. Значит, обманывал комиссию? Если это будет доказано, то ему грозит уголовная ответственность за дачу ложных показаний. Валдаса Адамкуса как раз на прошлой неделе опросили в его резиденции в Турнишкес. Правда, сам Адамкус не стал выходить к журналистам после дачи показаний, а все, что говорили комиссии абсолютно все участники этого процесса, – засекречено. Но если брать более ранние высказывания прошлого президента, то в них он заявлял, что никаких тюрем в Литве не было. Поменял ли он свои показания после того, как была введена ответственность за дачу ложных показаний, – знает только комиссия по расследованию.

 

Откуда знает Грибаускайте?

 

Президент Даля Грибаускайте тоже письменно ответила на вопросы парламентской комиссии. По ее словам, в своем ответе она повторила то, что уже говорила почти три месяца назад, когда скандал начался. «В моем ответе отразилась лишь та информация, которая у меня была до расследования. Во время расследования я, как и другие, должна была не вмешиваться в процесс», - пространно сказала глава страны. При этом остается совершенно непонятно, что означала критика президента, когда она говорила о том, что комиссия ведет расследование «формально».

 

Тогда, несколько месяцев назад, Даля Грибаускайте публично заявила, что у нее есть «косвенные подозрения», что секретная тюрьма могла действовать на территории Литвы, хотя фактически Даля Грибаускайте не могла знать о тюрьме, поскольку в 2005 году не занимала высших постов государства. Тогда откуда информация сейчас, когда все вокруг, а это заявление прозвучало еще до откровений Роландаса Паксаса, заявляют, что тюрьмы не было? Масло в огонь подлила и реплика президента на прошлой неделе, что письменные ответы комиссии даст после дачи показаний «одного свидетеля». Это президент тоже сказала до опроса Роландаса Паксаса в Сейме. Кого она имела в виду? Самого Паксаса? Тогда откуда она знала про конфиденциальный разговор Мечиса Лауринкуса с экс-президентом Литвы и сколько в этой истории еще недосказанного? Все участники этого скандала, словно во время карточной игры, держат козыри до конца.

 

Безголовая госбезопасность

 

И уже на этой неделе прошение об отставке написал нынешний шеф Департамента госбезопасности Повилас Малакаускас. Официально не говорится, по какой именно причине Малакаускас решил уйти. Скорее всего, она комплексная. Скандалы в ДГБ, кажется, стали уже будничным явлением. То звучат обвинения, что ДГБ вмешивается в политику и пытаются влиять то на партии, то на Сейм, то еще на кого-то, то оглушает скандал с «прослушкой» журналистов. Наконец скандал с тюрьмой ЦРУ. Точно так же со скандалом, только вокруг смерти в Беларуси бывшего офицера ДГБ Витаутаса Поцюнаса, смерть которого по-прежнему покрыта тайной, ушел предшественник Малакаускаса Арвидас Поцюс.

 

Сама президент сразу же направила декрет о снятии Повиласа Малакаускаса с должности в Сейм. Будет не лишним вспомнить, что сразу после избрания Даля Грибаускайте говорила, что будет стремиться деполитизировать работу ДГБ, а сразу несколько заместителей Малакаускаса еще летом лишились своих должностей. Снятие шефа ДГБ стало логичным завершением этой «чистки».

 

То, что Сейм Литвы без промедления одобрит декрет президента, не вызывает сомнений. В понедельник председатель парламента Ирена Дягутене заявила, что вопрос об удовлетворении снятия руководителя госбезопасности будет в срочном порядке внесен на обсуждение в ближайшее пленарное заседание. В своем заявлении Дягутене отмечает, что решение об отставке - это «первый шаг» на пути к основным реформам главной спецслужбы страны. По ее мнению, смена руководства может снизить «то напряжение в обществе и среди политиков, которое уже не один год существует».