Для Европейского Союза литовская атомная электростанция, построенная еще в советские времена – это гигантская угроза безопасности, от которой Европа, наконец, избавится в канун этого Нового года.

Однако для Литвы два бетонных реакторных блока Игналинской АЭС, высящиеся у восточной границы страны среди озер и дубовых лесов, служили символом энергетической независимости с тех самых пор, как эта маленькая прибалтийская страна вновь обрела свободу после распада Советского Союза.

Именно поэтому указание ЕС остановить последний работающий реактор, который в Европе считают слишком похожим на тот, что в 1986 году взорвался в Чернобыле, заставляет литовцев нервничать. Сейчас они оказались лицом к лицу с перспективой импортировать энергию из России, которую многие стали воспринимать как ненадежного торгового партнера после того, как она дважды - в прошлом году и три года назад - прерывала из-за ценового спора поставки газа на Украину.

К утру 1 января генерирующие мощности Литвы сократятся на 40 процентов. Это заставило усилиться гонку за право снабжать электричеством Прибалтику и Восточную Европу с помощью новых, более безопасных АЭС – гонку, которую Москва всячески старается выиграть.

Впрочем, больше платить за электричество в период, когда в экономике страны наступила глубокая рецессия, литовцам придется в любом случае.

«Нам придется в два-три раза больше платить за электроэнергию, что подорвет нашу конкурентоспособность на европейских рынках», - жалуется Бронисловас Лубис (Bronislovas Lubys), президент химического консорциума Achema Group. Центральный банк страны утверждает, что утрата АЭС обойдется Литве дополнительно в 1 процент от ВВП в год.

В восточном городе Висагинас, в котором расположена Игналинская АЭС, царит траурное настроение. Примерно 80 процентов населения города составляют носители русского языка, приехавшие сюда в восьмидесятых годах строить два огромных бетонных реакторных блока.

«Экономика и энергетика Литвы не готовы жить без АЭС, - заявил The Associated Press директор электростанции Виктор Шевалдин. – Цена для потребителей в 2010 году резко возрастет, и это неминуемо скажется на уровне жизни населения, на промышленности и на экономике в целом».

Реактор будет остановлен, несмотря на то, что Евросоюз пытается ослабить энергетическую зависимость от России. Попытки Литвы добиться пересмотра решения о закрытии АЭС встретили отказ.

Европейцы поставили закрытие построенной в восьмидесятых электростанции условием вступления Литвы в Евросоюз, так как два ее реактора типа РБМК-1500 слишком похожи на реактор типа РБМК-1000, взорвавшийся в Чернобыле 26 апреля 1986 года, в результате чего над Европой нависло радиоактивное облако. Первый реактор Игналинской АЭС был остановлен в 2004 году, а второй будет отключен за час до полуночи 31 декабря этого года.

С 1 января страна будет восполнять нехватку энергии, покупая киловатты на свободном рынке— у Эстонии, Белоруссии, Украины и России. К 2013 году она рассчитывает построить новую газовую электростанцию, однако этого все равно не хватит, чтобы полностью удовлетворить потребность Литвы в энергии.

Россия готова восполнить этот дефицит и готовится строить двухреакторную АЭС всего в 10 милях от литовской границы – в российском эксклаве Калининград, зажатом между Польшей и Литвой.

Строительство планируемой Балтийской атомной электростанции обойдется в 5 миллиардов долларов. Строиться она будет у города Советска. Для Калининградской области, население которой составляет всего 1 миллион человек, и которую вдобавок с 2012 будет снабжать энергией газовая электростанция, такие мощности выглядят явно избыточными.

«Мы будем экспортировать всю производимую АЭС энергию... мы этого никогда не скрывали, - заявил The Associated Press губернатор Калининградской области Георгий Боос. - К 2016 году, в котором мы запустим первый реактор, в прибалтийском регионе будет большая нехватка энергии».

Чтобы развеять опасения европейцев по поводу чрезмерной зависимости от российских киловатт, Россия предложила иностранным инвесторам миноритарный пакет акций новой АЭС.

Проблема в том, что Литва хочет строить в Висагинасе собственную новую электростанцию и обращается за деньгами фактически к тому же самому пулу инвесторов. Если российский проект начнет осуществляться, то с рынком для этой электростанции у Литвы возникнут серьезные проблемы.

Поскольку Литва все еще включена в старую советскую энергосистему, она изолирована от Европы, хотя в долгосрочной перспективе Евросоюз намерен изменить эту ситуацию.

В этом отношении Литва возлагает свои надежды на две возможных альтернативы: прокладку подводного кабеля в Швецию, что будет стоить 600 миллионов евро, и строительство линии электропередач между литовским городом Алитусом и польским Элком, которое обойдется в 1,1 миллиард евро.

Однако, как свидетельствуют недавно проводившиеся ЕС исследования, соединение с энергосистемой Швеции займет восемь лет, а с энергосистемой Польши - десять. Именно поэтому начальник Игналинской АЭС Шевалдин считает, что у Литвы «не слишком много шансов» найти инвесторов.

«У России есть преимущество – она знает, какой тип реактора будет строить. Это значит, что она будет строить свою электростанцию быстрее Литвы», - полагает Шевалдин, этнический русский, переехавший в Литву в восьмидесятых годах.

В гонку также готова вступить Белоруссия, заказавшая российскому «Росатому» построить первую белорусскую АЭС, причем у самой границы, недалеко от литовской столицы Вильнюса. Русские уже выразили готовность не только построить электростанцию, но и помочь финансировать ее строительство.

Впрочем, на пути российских планов могут встать определенные препятствия. Энергосеть Калининграда не связана с польской, а линии электропередач между Калининградом и Литвой нуждаются в модернизации. Причем, с учетом их общего недоверия к России поляки и литовцы могут не захотеть в этом сотрудничать.

Трем АЭС было бы в регионе тесно. «Строительство АЭС обходится очень дорого, чему способствует высокая стоимость утилизации отходов и большие экологические риски, - говорит специалист по энергетике из берлинского Германского института экономических исследований Клаудия Кемферт (Claudia Kemfert). – Так что я не думаю, что все запланированные проекты будут реализованы – слишком уж велики издержки. Скорее всего, построена будет только одна из этих трех электростанций».

Русские, между тем, ускорили воплощение калининградского проекта, ужав занимающий от 4 до 7 лет процесс экологической экспертизы и лицензирования менее чем до двух лет.

Общественное мнение в Калининграде настроено против электростанции, полагает Александра Королева, глава регионального отделения выступающей против ядерной энергетики экологической организации «Экозащита!». «Многие переехали сюда из Чернобыля, так что человека, который хотел бы видеть здесь АЭС в городе встретить трудно», - говорит она.

«Я надеюсь, когда электростанция заработает, меня рядом не будет, - говорит 72-летний житель Калининграда Иван Трутнев. – Я знаю, сейчас у них есть всякие современные технологии, но если что-то пойдет не так, все будет кончено».