Примерно три года назад, когда Эстония потеряла в Ираке одного из своих лучших сыновей, один мой тогдашний коллега-журналист выразил сожаление, что это событие не вызвало дебатов в обществе о продолжении участия в войне.


«Дебаты состоялись и люди согласились с доводами в пользу участия в зарубежных миссиях. На войне люди все время гибли, каждый раз из-за этого невозможно менять принципиальные решения», был тогда мой ответ.
Но решения нужно пересматривать, если первоначально приведенные доводы теряют своезначение. И это произошло. Гибнущие и раненые в Афганистане люди вынуждают все активнее поднимать тему и создают необходимую почву для изменения общественного мнения, что в демократическом государстве должно стать основой для изменения политики.


Доводы больше не действуют


В широком плане есть три сорта доводов для участия в зарубежных миссиях, все из которых одинаково важны в своих областях. Чаще всего участие в операциях в Ираке и Афганистане обосновывают союзническими обязательствами. Мы являемся членами НАТО, мы надеемся на военную и дипломатическую помощь американцев, следовательно – если поступит «просьба» подставить плечо, то отказ произойдет за счет нашей безопасности. Люди это понимают.


Второе обоснование – борьба с исламским терроризмом. Да, для нас эта проблема еще не актуальна, но наблюдая, как быстро исламизируется Европа и сколь глубоким является проникновение исламских фундаменталистов, становится ясным, что отказавшаяся от пограничных и иммиграционных ограничений Эстония не может притворяться, что это ее не касается.


Третье обоснование чисто военное: Эстония нуждается в мужчинах, обладающих реальным боевым опытом.  Очень трудно переоценить тот вклад, который приносит укреплению обороноспособности Эстонии участие в зарубежных миссиях. В плане пропаганды можно, конечно, привести и иные доводы, как, например, борьба с торговлей наркотиками, распространение демократии, иракская нефть – но они для эстонского человека не имеют такого веса.


На сегодня все три довода исчерпали себя. Начнем с самого простого: обретение боевого опыта. Ясно, что в зарубежных миссиях участвуют в основном одни и те же люди. Они находятся там по третьему-четвертому кругу. Они стали настоящими профессионалами, они доставляют свой опыт в Эстонию и тем самым укрепляют нашу обороноспособность. Но этот круг профессионалов расширяется туго. В то же время Эстония тратит значительную часть своего военного бюджета именно на зарубежные миссии. Настало время пересмотреть плюсы-минусы. Мы теряем хороших людей и много денег, получаемая выгода по большому счету себя исчерпала. Военное обоснование больше не действует.


Во-вторых, наши обязательства перед НАТО и Америкой. По сравнению с 2003 годом, когда мы присоединились к иракской коалиции, два вектора развития значительно изменились. Тогда я поддерживал решение о присоединении к коалиции и с учетом нынешнего там положения оно не должно никому казаться неправильным. Но после этого произошло изменение векторов развития и событиями, повлиявшими на него, стали вторжение России в Грузию и избрание Барака Обамы президентом.


Внешняя политика Обамы заключается в простом отрицании: делать все наперекор  Бушу. К этому прибавляется невероятная наивность и даже преступная небрежность. Замораживание установки ракетных систем в Польше и Чехии, de facto примирение с ядерным вооружением Ирана, возвышение России вновь до статуса сверхдержавы и дипломатические игры с договором СНВ. Отрицание Израиля как союзника на Ближнем Востоке, провозглашение сроков вывода войск из Афганистана без учета  тамошней ситуации и равнодушие к прежним позициям Америки в Юго-Восточной Азии свидетельствуют, что администрация Обамы просто отказывается от роли мирового полицейского.


Вакуум мощи, который оставляет Америка после себя, быстро заполняется разными изгоями, начиная с России и заканчивая тиранами Латинской Америки и исламского мира. Для Эстонии это означает безжалостное предательство и оставление ее в сфере влияния России. В ином мире это означает взрывоподобный рост конфликтов и ослабление международной безопасности.


О том, что мы останемся без военной помощи, стало ясно во время войны в Грузии. Грузия была главным звеном в борьбе за сферы влияния и по этой причине она не стала членом НАТО.


НАТО и США отказываются от защиты своих интересов там, где это означает прямое противостояние с Россией. Урок прост: Эстония в случае военного конфликта с Россией не может рассчитывать на помощь США и Европы, а должна будет справляться своими силами. Это значит, что мы должны перестраивать свою государственную оборону в понимании необходимости справляться самим. Потому мы должны соответственно  предпринимать большие усилия, и не должны тратить деньги и проливать кровь в зарубежных миссиях во имя пустых надежд на помощь.


Бессмысленные кровавые жертвы


Что же касается борьбы с наступлением ислама, то в Афганистане с этим, по сути, отказались. Никто больше не говорит применительно к операции в Афганистане о победе. Скорее просматривается стремление уйти оттуда потихоньку, не потеряв лица. Что невозможно. Обама в начале этого года в Каире в своей речи, протягивая руку мусульманам, привел и идеологическое обоснование, почему в Афганистане побеждают в боях, но проигрывают в войне. Нет желания называть истинного врага – исламскую идеологию завоевания мира -, нет желания наказывать «мирных жителей» за поддержку Талибана, опасаясь вызвать у них ненависть, нет готовности убрать коррумпированное и исподтишка сотрудничающее с врагами марионеточное правительство.


В итоге по идеологическим и сиюминутным политическим соображениям Афганистан превратился в такой Вьетнам, которым, по мнению ненавидевших Буша, должен был стать Ирак. Но это произошло не во времена Буша, а во времена варки супа при смене Обамы и Европейского союза. В подобной антитеррористической коалиции Эстонии нет никакого смысла терять своих лучших сынов.


Настало время вернуть их домой. Мы сделаем это не за счет нашей безопасности, а во имя ее укрепления.

Перевод Хейно Сарап