Есть ли у Литвы концепция в отношении России? У России в отношении Литвы есть.

Насколько я понимаю, в Литве насчитывается около 3000 агентов российских спецслужб. Они занимаются не летними лагерями в Неринге, но реализацией стратегических задач России. Самая высокая их концентрация - в энергетическом секторе. Другая важная область - транспорт. В последние годы ими интенсивно оккупируются мелкий бизнес и информационное пространство.

Во времена Бориса Ельцина российский подход к Литве был хаотичным, а в некоторых кругах в Кремле - военно-реваншистским. Последний мы имели возможность испытать на себе.

В последнее десятилетие Россия предприняла другую тактику. Начата разработка региональной стратегии, в которую попадает и Литва.

Важнейшими в этой стратегии являются электроэнергия, газ и нефть.

Россия в странах Балтии и бассейна Чёрного моря стремится к полному контролю, а в Центральной Европе из-за нехватки финансовых ресурсов перенимает лишь определённые сегменты энергетической инфраструктуры, стремясь к стратегическому доминированию.

Ещё в 2003 г. в литовском исследовании российской концепции эта тема была очень чётко описана: контролируя страны Центральной и Восточной Европы, а также развивая маршруты для транспортировки энергоресурсов в обход этих стран, Россия сможет обеспечить себе безопасный экспорт нефти и природного газа в Западную Европу.

Через Центральную и Восточную Европу в Западную можно поставлять энергоресурсы не только из стран Средней Азии, но также и бассейна Каспийского моря или же Персидского залива.

Поэтому, утвердившись в Центральной и Восточной Европе, Россия может блокировать сближение стран этих зон с Западной Европой.

"Литва полностью зависит от энергоресурсов,  добываемых в среднеазиатской зоне, в её энергетике всё заметнее утверждаются российские компании, а это снижает возможность обеспечить свою национальную безопасность", - такой вывод был сделан десять лет назад.

Российская разведка, реализуя свои национальные интересы, заключающиеся в усилении влияния в области энергетики без приборов ночного видения и пистолетов, и работает в этом направлении.

Вторая часть концепции - более либеральная и более позитивная. Кремлёвские геополитики выдвинули идею о том, что Польша и Литва могут быть российским мостом в Евросоюз. Причём особая роль здесь отводится Караляучюсу (Калининграду).

Не все в Кремле с этой идеей согласились, но со стратегической повестки дня её, однако, не сняли.

Разведслужбам поручено помочь найти в сложных деловых ситуациях оптимальные решения для обеих сторон.

Это разведка и делала, и периодически делает до сих пор.

Третья, но не последняя часть концепции - информационная. Она ориентирована на психологию масс.

В России и поныне утверждается, что существуют две Литвы. Одна – «ландсбергистско-адамкусовская», и другая - более рациональная и более трезвая, которая всё ещё боится первой, поэтому надо вооружиться терпением.

Согласно этой концепции литовцы будто бы ближе к славянам, нежели испорченные немецким Ливонским орденом латыши.

Информационная деятельность России в Литве столь разнообразна и многогранна, что для её изучения необходимо отдельное исследование.

Для агентов влияния информационное пространство нашего государства - это  подлинный Клондайк.

Чего стоит одна лишь искусственно поддерживаемая вот уже почти четыре года в литовском обществе критика Департамента госбезопасности (ДГБ).

А что означают слова и действия о пророссийских партиях, фронтах, национализации? До сих пор утверждается, что это политические маргиналы, но они же через двадцать лет после провозглашения независимости и выбили окна в Сейме. И общественность это не возмутило.

Ответ Литвы на новую российскую политику не был враждебным. Литва, геополитически ориентированная на более активные связи с будущей Беларусью, Украиной, Грузией, создавала альтернативную восточную политику, и, вместе с Польшей, являлась паровозом для этих стран, везла их в вагонах к членству в Евросоюзе и будущим рынкам.

Стремясь адаптироваться к новым условиям, Литва, двигаясь по этим рельсам, могла бы иметь массу политических и экономических выгод.

Стратегическое внимание Литвы к Беларуси, Украине, Грузии раздражает Россию. Особенно после того, как Литва стала адвокатом Грузии.
Неспроста во время визита министра иностранных дел Литвы в Москву на стол положили положительные заявления министра в отношении Грузии.

Приятные письма России в адрес Литвы означают надежду Кремля на то, что наши политики не будут называть российские военные базы в Абхазии и Южной Осетии оккупацией Грузии.

Из того, что в настоящее время говорится о внешней политике Литвы, трудно сделать вывод, что она меняется. Утверждается стремление к равновесию. Это и называется концепцией.

Но когда человек, пошатываясь, идёт к себе домой, его попытки сохранить равновесие не являются концепцией, это просто естественное состояние. Концепция начинается тогда, когда выбирается конкретный путь и когда есть интересная и полезная для себя и для других роль.

По моему мнению, Литве стоит продолжать и совершенствовать начатое в период правления Адамкуса формирование ответа России, а вместо принципа - поймаем, поймаем – объявленного в отношении ДГБ со стороны общественных организаций, Сейма и даже правительства, надо позволить ДГБ самому наконец-то заняться своими делами.

Перевод: Владас Любартас

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.