Своим голосованием 11 марта 1990 года Альгирдас Эндрюкайтис (Algirdas Endriukaitis) и его коллеги-депутаты начали процесс, который в конечном итоге приведет к развалу кремлевской империи, создаст 15 новых государств и положит конец холодной войне.

Сегодня Эндрюкайтис и его соотечественники отмечают 20-ю годовщину восстановления независимости Литвы, которая была попрана 50 лет назад после подписания между Москвой и нацистской Германией секретного пакта, поделившим Восточную Европу между Иосифом Сталиным и Адольфом Гитлером.

Литовский гамбит ошеломил Горбачева в Кремле и придал смелости движению за независимость на пространстве от Балтийского моря до Средней Азии.

Это также подстегнуло советских сторонников жесткой линии, ускорило политический закат Горбачева и привело к кровопролитию в этом государстве с населением 3,5 миллиона человек.

Бывший узник ГУЛАГа Эндрюкайтис был членом реформаторской группы Саюдис (Sajudis), которая отстранила коммунистов от власти и боролась за принятие декларации о независимости – первой среди советских республик.

Парламент провозгласил «восстановление суверенных прав литовского государства, попранных иностранной державой в 1940 году… Литва вновь стала независимым государством. Территория Литвы едина и неделима. Конституция любого другого государства не обладает в стране законной силой».

Люди на улицах столицы Литвы Вильнюса ликовали, тогда как в парламенте депутаты, взявшись за руки, распевали «Литва, Литва».

По инициативе вновь избранного президента и одного из основателей Саюдиса Витаутаса Ландсбергиса (Vytautas Landsbergis) они начали распевать «Латвия будет свободной, Эстония будет свободной», имея в виду два других прибалтийских государства, которые были включены в состав Советского Союза после 22 лет независимости.

«Мы хотели выйти из Советского Союза, прежде чем они могли бы изменить конституцию и осложнить для нас эту задачу», подчеркнул 73-летний Эндрюкайтис, подписавший исторический акт восстановления независимого литовского государства.

«Люди ликовали и с восторгом приветствовали наше решение – но они также опасались того, что может за этим последовать». За этим последовало резкое осуждение со стороны Горбачева – человека, которого на Западе восхваляют за смягчение политики Москвы, за то, что он позволил восточноевропейским государствам распрощаться с коммунизмом, а берлинцам разрушить их стену. Однако он был решительно настроен на то, чтобы в какой-то форме сохранить Советский Союз.

Через несколько дней Латвия и Эстония стали настаивать на предоставлении им независимости, а Горбачев ввел экономическую блокаду Литвы, перекрыв поставки нефти, газа и других жизненно важных сырьевых товаров, в результате чего предприятия вынуждены были закрываться и десятки тысяч людей стали безработными.

Москва также направила в Литву специальные подразделения для «восстановления законности» и игнорировала настоятельные требования ее руководителей о неприменении силы при разрешении конфликта.

«Насилие могло быть применено в любой день, и мы столкнулись с самыми разными формами его проявления. Советы попытались лишить нас права на независимость, но мы продолжали идти по избранному нами пути, не дожидаясь того, разрешат ли они нам это сделать или нет», заявил Ландсбергис на этой неделе в интервью корреспонденту Irish Times.

11 января 1991 года советские войска захватили ключевые здания в Литве. Спустя два дня после начала акций протеста перед главной телевизионной башней Вильнюса против демонстрантов были брошены танки Красной Армии, и солдаты открыли беспорядочный огонь по толпе.

Пятнадцать человек были убиты и сотни ранены в это литовское «кровавое воскресенье».

«Многие из нас остались на ночь в здании парламента, чтобы защитить его от советских войск», вспоминает Эндрюкайтис. – Мы возводили баррикады на улице, и мы были вооружены легким стрелковым оружием. Люди смогли защитить здание – они нас спасли».

Бои в Вильнюсе стихли, однако позднее в том же месяце по меньшей мере семь человек были убиты в таких же столкновениях между просоветскими силами и участниками акций протеста в Риге – столице Латвии, которая провозгласила свою независимость в мае 1990 года.

«Выбор Михаила Горбачева, когда он разрешил военным убивать беззащитных людей, был глубоко ошибочным, если не сказать преступным», подчеркнул Ландсбергис.

Горбачев не осудил насилие, однако он заявил, что никто в Москве не отдавал приказа применять силу в Вильнюсе и Риге.

Кровопролитие только укрепило стремление прибалтийских государств к независимости и подпортило репутацию Горбачева на Западе, а западные страны вскоре начали признавать независимость бывших советских республик.

Горбачев терял контроль и у себя дома. В августе 1991 года он был почти отстранен от власти представителями реакционной старой гвардии, и к моменту его возвращения в Москву после временного заключения на вилле на берегу Черного моря он был вынужден уступить свое место как народный лидер энергичному Борису Ельцину. В декабре того же года именно Ельцин положил конец Советскому Союзу и сделал независимыми все пятнадцать республик.

«Начало 1990-х годов было временем больших надежд, мы радовались тому, что мы вновь стали литовцами и европейцами, - подчеркнула в интервью нынешний президент Литвы Далия Грибаускайте (Dalia Grybauskaite). – Насилие и экономическая блокада сплотили нацию и заставили нас реорганизовать нашу экономику».

Спустя два десятилетия отношения с Россией, тем не менее, продолжают оставаться сложными, и литовцы воспринимают как напоминание о прошлой блокаде прекращение Москвой с 2006 года поставок нефти на крупнейший в Прибалтике нефтеперерабатывающий завод.

Российский президент Дмитрий Медведев отказался от направленного Грибаускайте приглашения принять участие в сегодняшних торжествах, однако он направил письменное поздравление – впервые кремлевский руководитель пошел на такой шаг. Многие литовцы хотели бы, чтобы Москва передала им чиновников и военных, ответственных за кровопролитие в 1991 году, или, по крайней мере, извинилась за свои действия.

«Для нас это очень серьезный и болезненный вопрос. Боль не проходит, и нам нужно найти способ преодолеть это, в обеих странах», отметила Грибаускайте.

Сегодня Литва отмечает независимость, находясь в глубокой рецессии после нескольких лет быстрого роста. Экономика в 2009 году сократилась на 15 процентов, а уровень безработицы достиг почти 16 процентов.

Тем не менее, спустя шесть лет после вступления в Европейский Союз в стране нет сильной ностальгии по поводу старых гарантий эпохи коммунизма и кремлевского правления.

«Мы открыли дверь и вошли в Евросоюз. Его проблемы или глобальные вопросы – все это затрагивает и нас, в том числе и кризис», отметил Ландсбергис.

«В любом случае быть гражданином ЕС намного лучше, чем сидеть за колючей проволокой и быть «гражданином» СССР!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.